Contribution to International Economy

  • Проблемы правопонимания

Проблемы правопонимания

 

Содержание

Введение………………………………………………………………………..3

1. Правопонимание как категория теории права и государства…………….5

2. Основные концепции правопонимания……………………………………9

3. Типы правопониманя……………………………………………………….12

4. Правопонимание как категория философии права………………………..20

5. Тенденции развития российского правопонимания………………………23

Заключение…………………………………………………………………….29

Литература……………………………………………………………….…….31


Введение

 

Актуальность исследования. Осознание современными российскими правоведами значимости вопросов правопонимания явилось следствием интенсивных попыток поиска решений данной проблемы. Появление многочисленных концепций понимания права показало, что основные усилия ученых сосредоточены на выявлении сущностных признаков права. Их теоретическая значимость состоит в возможности определения природы права, генезиса его различных исторических типов, а так же в способности четко и ясно дифференцировать право от неправовых регуляторов общественных отношений. Помимо этого вопрос правопонимания неразрывно связан с элементами системы права и не может быть рассмотрен отдельно от них. Исходя из этого, логично заключить, что научно-правовая категория правопонимание обладает не только теоретической, но и прикладной ценностью, т.к. оказывает непосредственное влияние на формирование и развитие таких элементов системы права как правовая норма, правовой институт и отрасль права.

Поиску сущности права посвящено значительное количество научных работ разных эпох, начиная с античности и заканчивая настоящим. Философы, правоведы, политические и религиозные деятели всех времен стремились определить истоки права, выяснить его природу. Правопонимание является выражением разнообразных взглядов, суждений и оценок – подходов относительно познания сущности права в виде отдельных правовых концепций.

Цель и  задачи исследования. Цель исследования состоит в изучении основных проблем правопонимания.

Для достижения  цели необходимо решить следующие  задачи:

дать характеристику категории "правопонимание" как центральной категории теории права и государства.

 

определить содержание типов правопонимания

определить тенденции развития современного правопонимания.

Методологическая и теоретическая основы работы. Методологическую основу составляют общенаучные методы исследования сущности и назначения права (диалектический, феноменологический, метод философского рационализма и метод философской антропологии) и конкретно научные (исторический, логический, социологический, сравнительный, системный, формально аналитический и метод интеграции).


1. Правопонимание как категория теории права и государства

 

Происхождение, логика развития и содержание всей правовой действительности неоспоримо свидетельствуют о том, что правовые нормы и системы права в целом являются так или иначе результатом «следования» субъектов правосознания и правотворчества за наиболее значимыми социальными проблемами и противоречиями, за потребностями общественной практики[10].

Проблема правопонимания – в отечественном и мировом правоведении – одна из сложнейших. Дискуссиям по этой проблематике сотни лет.

Вопросы, связанные с выбором и обоснованием типа правопонимания, относятся к числу наиболее принципиальных и дискуссионных проблем теории права. Вся история развития юриспруденции - это история противоборства различных подходов к пониманию того, что есть сущность права как специфического явления социальной жизни.

Споры о понятии права никогда не были схоластическими, оторванными от реальной социальной жизни. Правовая доктрина, основанная на том или ином понятии права, была основным источником действующего права в течение очень длительного периода истории, охватывающего древность, Средние века и Новое время. Да и в наши дни доктрина, формулирующая правовые понятия, разрабатывающая методы толкования законов, помогающая восполнять правовые пробелы на основе общих принципов права, составляет, по мнению такого авторитетного специалиста, как Р. Давид, "очень важный и весьма жизненный источник права".

Проблема права в самом широком и философском смысле слова – это изначально и по существу всегда лишь вопрос нашего правопонимания. Ведь в собственном смысле слова так называемая правовая проблематика (включающая, естественно, и вопросы практической реализации так называемых правовых норм) есть продукт нашего сознания, результат отражения и социально-субъективной интерпретации реально существующих социальных закономерностей, тенденций, связей, отношений, противоречий и т.п.

Основополагающей проблемой теории государства и права является проблема сущности и социальной природы права. Современные теории права не имеет единого понимания сущности права. Наиболее значимыми в истории политико-правовой мысли являются трактовки права, данные представителями естественной, психологической, исторической, позитивистской, социологической теорий права, философией права и марксизмом.

 Согласно теории естественного права (Гроций, Гоббс, Локк, Монтескье и др.), в обществе существует два права: естественное и благоприобретенное. Естественное право принадлежит человеку от рождения и включает в себя право на жизнь, личную свободу, частную собственность, право быть счастливым. Благоприобретенные права устанавливаются государством в форме законов и иных нормативно-правовых актов. В основе этого права лежат естественные права человека[12].

Два вида права признают и представители психологической теории права (Л.И. Петражицкий). Согласно этой теории право представляет психическую деятельность человека, его правовые, "императивно-атрибутивные" эмоции, чувства, оценки, переживания. Человек чувствует свою волю связанной притязаниями других лиц, ожидающих от него исполнение определенной обязанности.

 В позитивистской теории правом признаются только правила должного поведения, устанавливаемые законом и иными нормативно-правовыми актами, принимаемыми государственными органами. "Закон есть закон", который нужно исполнять в любом случае, независимо от психологических переживаний человека и его естественных прав. Представители этой теории весьма негативно относятся ко всяким попыткам искать право вне официально установленных государством нормативно-правовых предписаний.

  В отличие от позитивистов историческая школа (Савиньи, Пухта и др.) понимала право как продукт народного духа, сознания народа, который живет и проявляется во взаимоотношениях его представителей. Право, как и язык, представляет собой неотъемлемый компонент народа или нации и развивается по аналогичным законам[8]. Образование права осуществляется путем постепенного раскрытия народного духа в историческом процессе. Народный дух определяет особенности народного правосознания, а оно выливается в нормы права. Наиболее полным и последовательным источником развития народного духа являются народные обычаи. По мнению представителей исторической школы права, каждому народу присущ свой дух и, соответственно, свое правосознание. Поэтому нормы права одного народа не будут годными для других народов и национальностей.

 Представители социологической школы права также полагают, что право не следует искать в законах или психологических переживаниях личности. Право, по их мнению, - это реальная жизнь, воплощенная в конкретных решениях в сфере предпринимательской деятельности, во взаимоотношениях работников и предпринимателей, иных лиц и социальных групп. При этом поиск «живого» права ведется в двух направлениях. Одни авторы считают, что в обществе существует множество правовых систем, поскольку государство не в состоянии предусмотреть все необходимые для общества и его компонентов нормы права. Каждая коллективная общность людей, будь то спортивный клуб, торговое общество, профсоюзы или нация, может иметь и имеет свое право. Представители другого направления «живое» право видят в свободе судейского усмотрения при разрешении конкретных дел. Разумное и точное решение юридических казусов представляется им большим правом, нежели абстрактные нормы с их абстрактной справедливостью.

 Принципиально иную трактовку права, его сущности дают основоположники марксизма.[7] Рассматривая общество как органически целостное образование, действующее и развивающееся по объективным, независимым от воли людей законам, К. Маркс и Ф. Энгельс весьма четко и последовательно различали право и закон. Право они понимали как меру свободы членов общества. Каждый класс в силу его особого положения в системе экономических отношений общества имеет свою меру свободы, свое право. Но не всякий класс способен выразить свое право в системе общеобязательных норм, в законе.

 Многообразие трактовок сущности и природы права в российской юридической литературе нередко рассматривается как весьма позитивное явление, свидетельствующее о достаточно высоком уровне развития правовой науки, и прежде всего теории права.

 

 

 


2. Основные концепции правопонимания

 

Современные научные концепции (школы) правопонимания основываются на одном из трех подходов:

 нормативном,

социологическом;

нравственном.[4]

Объективной предпосылкой этих подходов являются три формы бытия права: нормы права, правосознание, правоотношения. Из них первые две - абстрактны, последняя - конкретна. Каждый из подходов в известной мере абсолютизирует значение одной из этих форм.

Согласно нормативной точке зрения, право представляет собой систему юридических норм, изданных государством и взятых под его защиту. Сторонники этого подхода в большинстве случаев отождествляют право и закон.

 Нормативное правопонимание основано на представлении, что право - это нормы, изложенные в законах и подзаконных актах. При таком подходе различие между правом как системой норм и законом как формой права проводится формально, а не по существу.

Развитие социологического правопонимания, сторонники которого всегда выступали с резкой критикой легизма, в значительной мере явилось реакцией на усиление позиций легистского подхода к праву в юридической теории и практике. И хотя с точки зрения методологии исследования социологическое правопонимание, так же как и легизм, оставалось в рамках позитивистского подхода, ограничивая сферу своего научного интереса лишь уровнем эмпирического анализа (т.е. наблюдаемым правом), право толковалось им уже не как система нормативных предписаний государственной власти, а как факт социальной жизни.

Представители социологического направления под правом понимают правоотношения или право в действии. Юристы-социологи обращаются к процессу реализации норм права и выдвигают лозунг "право в действии — живое право". Право представляет собой "совокупность правовых отношений (правовой порядок)".

В России социологический тип правопонимания начал активно формироваться в 70-80 гг. XIX в. и вскоре взял на себя существенную нагрузку по противостоянию формально-догматической юриспруденции и в целом по либерализации общественно-политической мысли в царской России[9].

Современные сторонники социологического подхода утверждают, что "право выступает в первую очередь как определенный порядок в обществе".

Законы, по их мнению, представляют собой только часть права. Действующее право существует не в виде законов, а как система общественных отношений. По мнению юристов-социологов, правовые отношения собственности, властеотношения и семейные отношения исторически предшествуют правовым нормам. Последние лишь закрепляют правоотношения, сложившиеся в действующую систему права.

В последние годы в отечественной теории права наблюдается заметное оживление интереса к социологическому типу правопонимания. Это в значительной мере обусловлено потребностями социальной практики, которая не может получить надлежащее решение ряда актуальных проблем в рамках доминирующего в отечественной юриспруденции легистского подхода. Наиболее значимой сферой правовой жизни, нуждающейся в привлечении социологического типа правопонимания, является сейчас область международных отношений. Легизм, ограничивающий право рамками национального законодательства и не признающий возможность использования в качестве источника права обычая, не санкционированного законом или не признанного международным договором, не может помочь в понимании природы права, формирующегося на основе международных правовых обычаев. С позиций такого подхода не поддается толкованию ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы. Дело в том, что общепризнанные принципы и нормы международного права, не закрепленные в международных договорах, существуют в форме международно-правовых обычаев, складывающихся во взаимоотношениях между двумя или несколькими государствами. Поэтому при толковании данной нормы Конституции РФ, которая не сводит все общепризнанные принципы и нормы международного права лишь к нормам международных договоров, возникает потребность выйти за рамки легистского подхода к праву и попытаться использовать познавательные возможности социологического правопонимания

Некоторые современные теоретики определяют право как нормативные установки цивилизованного общества, выражающие идеи справедливости и свободы, закрепленные посредством законодательства и охраняемые государством.

Надо заметить, что каждое из правопонимании имеет свои основания, выражая ту или иную реальную сторону права, и поэтому они имеют право на одновременное существование. Так, нравственное видение права важно и для правового воспитания, и для развития действующего права. Без нормативного понимания права практически недостижимы определенность и стабильность правовых отношении, законность в деятельности государственных органов и должностных лиц. Наконец, лишь через социологическое понимание право обретает конкретность и практическое осуществление, без него оно остается декларацией, системой текстов или моральных пожеланий. При этом каждое из правопониманий выступает как необходимый противовес другому. О. Э. Лейст указывает, что «быть может, польза и социальное назначение каждой из концепций в том и состоит, чтобы через критику уязвимых сторон других концепций высветить негативные свойства и опасные тенденции самого права»[5].


3. Типы правопониманя

 

 

Правопонимание – научная категория, которая отображает результат процесса   познания сущности права. Сущностью права является внутренняя целостность всех его разнообразных качеств (свойств). Познание права – овладение ими, их раскрытие.[14]

Идейную направленность базисной юридической науки теории права и государства (а потому и юриспруденции в целом) имеет лежащий в ее основе тот или иной тип понимания (и понятия) права. Именно тип правопонимания определяет парадигму, принцип и образец (смысловую модель) юридического познания права и государства, собственно научно-правовое содержание, предмет и метод соответствующей концепции юриспруденции..

Определяющая роль типа правопонимания обусловлена научно-познавательным статусом и значением понятия права (и соответствующего понятия государства), в рамках любой последовательной, систематически обоснованной, развитой и организованной юридической теории. Как в семени дано определенное будущее растение, так и в понятии права в научно-абстрактном (сжатом и концентрированном) виде содержится определенная юридическая теория, теоретико-правовой смысл и содержание определенной концепции (и типа) юриспруденции. Если, таким образом, понятие права — это сжатая юридическая теория, то юридическая теория — это развернутое понятие права. Ведь только юридическая наука в целом (как совокупное понятийно-теоретическое знание о праве и государстве) и есть систематическое и полное раскрытие понятия права и соответствующего правового понятия государства в виде определенной теории.

Типологию правопонимания, т.е. определенную классификацию различных видов трактовки права и их разбивку на однотипные (однородные) группы, можно проводить по разным основаниям (критериям).

История и теория правовой мысли и юриспруденции пронизаны борьбой двух противоположных типов правопонимания. Эти два типа понимания права и трактовки понятия права условно можно обозначить как юридический (от jus – право) и легистский (от lex – закон) типы правопонимания и понятия права [10].

Внутри этих двух типов правопонимания имеются различные концепции и направления трактовки понятия права. Различие этих двух типов правопонимания состоит в следующем. Согласно легистскому подходу, под правом имеется в виду продукт государства (его власти, воли, усмотрения, произвола): право — приказ (принудительное установление, правило, норма, акт) официальной (государственной) власти, и только это есть право.

Легизм (во всех его вариантах - от старого легизма и этатистского толкования права до современных аналитических и нормативистских концепций юридического неопозитивизма) отрывает закон как явление от его правовой сущности, отрицает объективные правовые свойства, качества, характеристики закона, трактует его как продукт воли (и произвола) законоустанавливающей власти[7]. Поэтому специфика права, под которым позитивисты имеют в виду закон (позитивное право), неизбежно сводится при таком правопонимании к принудительному характеру права. Причем эта принудительность права трактуется не как следствие каких-либо объективных свойств и требований права, а как исходный правообразующий и правоопределяющий фактор, как силовой (и насильственный) первоисточник права. Сила (сила власти) здесь рождает насильственное, приказное право.

Вместе с тем следует отметить, что во многом усилиями именно легистов (позитивистов) разработаны основные аспекты доктрины и догмы действующего права, вопросы законотворчества, толкования и применения права.

Юснатуралисты (приверженцы естественного права), в свою очередь, антагонистически противопоставляя естественное право и позитивное право, рассматривают закон (позитивное право) как нечто неподлинное (неподлинное и в качестве сущности, и в качестве явления), а естественное право (в той или иной версии) трактуют как единственное подлинное право (как нерасторжимое единство сущности и явления подлинного права). Естественное право для юснатуралистов - это не сущность позитивного права, а сущность естественного права как непосредственно (по природе) действующего правового явления. Отсюда и характерное для юснатурализма положение о правовом дуализме - представление о двух различных, но одновременно действующих типах (разновидностях) права: естественного права и позитивного права. Последовательные юснатуралисты, по сути дела, отрицают позитивное право в пользу естественного права, а суверенное национальное государство (т.е. власть, устанавливающую позитивное право) подменяют надгосударственными инстанциями (в пределе, как полагали стоики, - космополисом).

Такое легистское отождествление права и закона (позитивного права) является принципом и смыслом так называемого «юридического позитивизма» (и неопозитивизма), который по существу является не юридическим, а именно легистским позитивизмом. Легистское (позитивистское) правопонимание присуще разного рода этатистским, авторитарным, деспотическим, диктаторским, тоталитарным подходам к праву.

Таким образом, сутью легистского типа правопонимания является отождествление права и закона, отрицание сущностной специфики права как особого социального явления, обладающего самостоятельной социальной ценностью, отсутствие критериев отличия права от произвола, признание в качестве главного признака права его производного от государства принудительного характера, трактовка права как инструмента в руках государства. С учетом критики, которой в последние десятилетия было подвергнут легистский подход к правопониманию в советской, а затем российской юриспруденции, а главное, под влиянием перемен, происходящих в стране в постсоветский период, он заметно сдал свои прежние позиции в юридической науке.

Для юридического типа правопонимания, напротив, характерна та или иная версия (вариант) различения права и закона (позитивного права). При этом под правом (в той или иной форме) имеется в виду нечто объективное, не зависящее от воли, усмотрения или произвола законоустанавливающей (государственной) власти, те. определенное, отличное от других, социальное явление (особый социальный регулятор и т.д.) со своей объективной природой и спецификой, своей сущностью, отличительным принципом и т.д.[1]

В рамках самого юридического (антилегистского) типа правопонимания имеются два разных подхода:

1) естественно-правовой подход, исходящий из признания естественного права, которое противопоставляется праву позитивному (сам термин «позитивное право» возник в средневековой юриспруденции);

Естественно-правовой подход к пониманию права прошел долгий путь в своем развитии, неоднократно возрождаясь и трансформируясь с учетом новых потребностей социальной практики. Анализ всемирной истории показывает, что изучение проблем естественного права становится наиболее интенсивным в эпохи кризиса, конфликтов между существующим правом и новаторскими тенденциями и стремлениями. Во времена великих реформ и особенно революций естественное право всегда играло существенную роль.

С позиций естественно-правового типа правопонимания "различение и соотношение естественного права и позитивного права - это не соотношение (с поисками путей и условий их совпадения и критикой случаев несовпадения) правовой сущности (в виде естественного права) и правового явления (в виде позитивного права), а противопоставление (зачастую - антагонизм) естественного права (как единственного подлинного права - и подлинной правовой сущности, и вместе с тем подлинного правового явления) и позитивного права (как неподлинного права - неподлинного и как сущность, и как явление). Отсюда и присущий естественно-правовым концепциям правовой дуализм - представление о двух одновременно действующих системах права (права естественного и права официального). Философское же правопонимание строится на основе различения сущности права (т.е. конституирующего признака права, выражающего его специфику) и явления (внешнего проявления данной сущности в социальной реальности). Согласно такому подходу сущность права является критерием оценки и правового качества закона, и правовой природы естественных прав. Закон, не соответствующий правовой сущности, носит неправовой, произвольный характер. Аналогичным образом норма естественного права, не отвечающая сущностному критерию, выходит за пределы права, распространяя свое регулятивное воздействие на сферу отношений нравственного, религиозного и иного, неправового по своей природе, порядка. Наиболее последовательное развитие философское понимание права получило в рамках либертарной концепции правопонимания, в основе которой лежит трактовка права как всеобщей формы и равной меры свободы индивидов.

2) развиваемый (с позиций общей теории правопонимания) либертарно-юридический подход, который исходит из различения права и закона (позитивного права) и под правом (в его различении и соотношении с законом) имеет в виду не естественное право, а бытие и нормативное выражение (конкретизацию) принципа формального равенства (как сущности и отличительного принципа права).

При этом принцип формального равенства трактуется и раскрывается в рамках либертарно-юридического подхода как единство трех основных компонентов правовой формы (права как формы отношений):

1) абстрактно-формальной всеобщности нормы и меры равенства (равной для всех нормы и меры);

2) свободы

3) справедливости[8].

 Как составные моменты принципа формального равенства (а поэтому и компоненты правовой формы отношений) все элементы данного триединства (равная мера, свобода и справедливость) в рамках развиваемого нами формально-юридического правопонимания носят чисто и последовательно формальный характер.

С точки зрения общей теории правопонимания либертарный формально-юридический подход — в его соотношении с естественноправовым подходом — это теоретически более последовательная и развитая концепция юридического правопонимания. Либертарный подход предполагает (и включает в себя) все возможные формы различения и соотношения права и закона — от разрыва и противостояния между ними (в случае антиправового, правонарушающего закона) до их совпадения (в случае правового закона)

С этих позиций и государство как правовая форма организации публичной власти (как правовое государство — от его примитивных до современных развитых форм) принципиально отличается от деспотизма (всех неправовых форм организации публичной власти).

Согласно либертарно-юридическому (формально-юридическому) правопониманию, право — это форма отношений равенства, свободы и справедливости, определяемая принципом формального равенства участников данной формы отношений[3]

Везде, где есть (действует) принцип формального равенства (и конкретизирующие его нормы), там есть (действует) право и соответствующая правовая форма публично-властных отношений Формальное равенство как принцип права и есть правовое начало, отличительное свойство и специфический признак права и соответствующего правового понимания государства.

Компоненты принципа формального равенства (равная мера, свобода и справедливость) относятся к сфере права, а не к сфере морали, нравственности, религии и т.д., поскольку все эти и другие неправовые сферы (и присущие им формы и нормы регуляции) носят ограниченный, частичный характер, имеют какое-то фактическое (неформализованное) содержание (в силу множественности различных моральных, нравственных, религиозных форм, норм и представлений о должном, отсутствия единой и всеобщей морали, нравственности, религии и т.д.), и лишены той присущей лишь праву абстрактно-всеобщей формы (и всеобщей формализации), в которой только и можно выразить абстрактно-всеобщий, абсолютно (универсально) формализованный смысл равенства, свободы и справедливости в соответствующем социуме. Это позволяет характеризовать право как всеобщую, необходимую и единственную форму бытия и выражения равенства, свободы и справедливости в социальной жизни людей.

Правовое равенство представляет собой определенную абстракцию, т.е. является результатом сознательного (мыслительного) абстрагирования от фактических различий, которые присущи уравниваемым субъектам правовой формы общения. Такое уравнивание предполагает наличие фактических различий и вместе с тем их незначимость с точки зрения соответствующего критерия (основания) уравнивания, а имен но: свободы индивида в общественных отношениях, которая признается, выражается и утверждается в форме его правосубъектности и правоспособности.

Существующие типы правопонимания охватывают разнообразные концепции права, которые за общей направленностью в обосновании сущности права объединяются в соответствующие правовые школы[8]. По большей части любой вариант толкования права, опираясь на разграничение права и закона, воспринимается как естественно правовая концепция, то есть как одна из концепций естественной школы права. Это не верно, хотя именно ее представители впервые использовали понятие "естественное право" (независимое от государства) и противопоставили его позитивному праву (установленному государством). Кроме теорий естественной школы права юридический тип правопонимания охватывает правовые концепции исторической, психологической и социологической школ права, каждая из которых также определяет право как явление сверхпозитивное (сверхгосударственное), но объясняет его из своих собственных позиций.

Легистский тип правопонимания охватывает неопозитивистские   теории права, которые образуют нормативистскую и аналитическую школы права.

Результатом объединения ценных достижений приведенных школ права стало образование широкого (многоаспектного) типа правопонимания, что является основой интегративной юриспруденции в целом и интегративной  (синтетической) школы права в частности.

Рассматривая право как многоаспектное явление и исследуя его как в позитивном (государственном), так и в сверхпозитивном (сверхгосударственном) измерениях, теория права и государства тем самым отображает самый прогрессивный тип праворозуміння. Такое отображение имеет важное значение для всего правоведения, поскольку теория права и государства является идейной и методологической платформой всей системы юридических наук.

 

 


4. Правопонимание как категория философии права

 

 

Начиная с античных времен (Гераклита, Сократа, Платона, Аристотеля, Епикура, римских юристов), философско-правовая проблематика разрабатывалась как учение о сверхгосударственной сущности права, как учение о естественном праве, то есть такое право, что предшествует позитивному (официально установленному), потому что свойственное человеку из рождения, является вечным и неизменным (право на жизнь, свободу, равенство, собственность, безопасность).

Философия права – наука о сущности права, но к ее предметной сфере принадлежат и проблемы философского исследования государства: правовая организация государства, правовые формы осуществления функций государства, правовое государство как гарант реализации принципа верховенства права но др.[7] В отечественной юридической науке после 1917 года исследования данных проблем – выяснение содержания и назначение права, государства, власти и других явлений политико-правовой действительности предусматривало оппозицию относительно существующего "правопорядка" и политического режима. Поэтому философское понимание природы права игнорировалось, даже традиционное позитивистское понимание правовых институтов было обезображено. Право трактовалось как приказ государственной власти, отождествлялось с законами (произвольного содержания), что ею же созданные.

С возвращением изучения философии права испытала прогрессивное обновление теория права и государства. В настоящее время ее нельзя отождествлять из догматикою права. Рядом с философией права она направлена на исследование сверхгосударственной сущности права. И это полностью оправдано, ведь лишение теории права и государства сверхпозитивного осмысления права превратило бы эту науку на безконцептуальну, методологически неполноценную и социально бессодержательную информацию о сугубо формальных характеристиках, показателях правовых явлений.

Предметная область философии права (философии права и государства), согласно либертарно-юридической концепции, - это понятие права и соответствующее правовое понятие государства. В этом определении подразумевается, что в понятии права (и в соответствующем правовом понятии государства) - в рамках концепции различения и соотношения сущности права и государства (принципа формального равенства) и соответствующих нормативно-регулятивных (общеобязательный закон) и институционально-властных (публичная власть) явлений -- достигнуто и выражено искомое единство правовой сущности и соответствующих явлений. В этом смысле можно сказать, что предмет философии права и государства - это правовой закон и правовое государство.

Либертарно-юридическое понимание сущности права как формального равенства (в смысле триединства всеобщей равной меры, свободы и справедливости) дает основание для конкретизации приведенных выше определений предмета философии права в следующем виде: предмет философии права - это формальное равенство и формы его проявления. Поскольку всякое равенство в социальной сфере - это именно (и только!) формальное равенство, приведенное определение можно сформулировать в более краткой форме: предмет философии права - это принцип равенства и его проявления.[3]

Философия права отличается от прочих трактовок права именно по определенному предметному критерию, а не, как это нередко бывает, по названию той или иной работы, намерениям ее автора, дисциплинарной принадлежности последнего и т.д.

При всей своей понятийно-правовой неопределенности концепции юснатуралистического типа правопонимания относятся к предметной сфере философии права в силу признания (хотя и без надлежащей формализации) в этих концепциях некоего объективного правового начала вне закона и независимо от законодателя (официальной правоустанавливающей власти).

Рядом с выяснением сущности естественного права, философия правая исследует пути его отображения в праве позитивном и возможности совершенствования последнего. Это и является сферой пересечения научных интересов философии права и теории права и государства.

 


5. Тенденции развития российского правопонимания

 

Первая тенденция заключается в том, что ряд исследователей пытаются создать некую интегративную теорию права. Эта теория должна, по мысли ее создателей, вобрать в себя все самое ценное от различных концепций правопонимания. Однако такой подход к правопониманию, предлагаемый некоторыми отечественными авторами, не без оснований характеризуется другими авторами как «эклектическое сочетание разнородных начал и идей, плохо согласующихся между собой и хотя бы в силу этого не удовлетворяющих элементарным требованиям, предъявляемым к научным теориям».

М.Н. Марченко отмечает , подобно современным российским ученым-юристам их западные коллеги нередко решают проблемы правопонимания в сведении «воедино» традиционных политико-правовых школ и создании на их основе некой интегрированной, единой, юриспруденции[7]. Однако на пути к такой юриспруденции в отличие от России Запад стремится к компромиссу, к готовности признать известную обоснованность альтернативной точки зрения.

Современная западная юриспруденция почти не знает или избегает единого, универсального определения права, предпочитая ему многозначность термина и подчеркивая условность, относительность понятий и определений. Право понимается в нескольких смыслах с использованием всего арсенала мировой правовой мысли. Доминируют позитивистские (в юридическом и социологическом вариантах) и естественно-правовые концепции, но используются и другие подходы. При этом подчеркивается их взаимодополняемость, а отнюдь не их несовместимость. Это особенно характерно для соотношения позитивизма и теории естественного права.

Это также иллюстрирует появившееся совершенно недавно новое направление в юридической науке – антропология права (юридическая антропология), основным постулатом – базисом, на который опираются ее положения, является тезис о правовом плюрализме и основанная на нем множественность представлений о праве.

В России же плюрализму определений права сопутствуют нередко взаимное непонимание, нетерпимость и поиски абсолюта, т.е. единого, универсального понятия права, исключающего, делающего не только ненужными, но даже вредными все другие типы определений.

И это вторая, противоположная первой, тенденция – получение или хотя бы приближение к выработке единого, универсального понятия права.

Говоря об универсальном понятии права, другой российский ученый Г.В. Мальцев отмечает, что если общемировое понимание и определение права практически невозможны, то в пределах отдельного государства и контролируемого им единого правового пространства поиски общего для всех участников правоотношений понимания права имеют определенный упорядочивающий смысл.

Третья тенденция, обусловленная советским периодом развития правовой мысли, когда отрицалось «буржуазное право», заключается в обращении к работам дореволюционных русских юристов. Критикуя этатистский подход к праву, сочетающийся «с инъекциями лошадиных доз естественно-правовой идеологии», характерный для современных концепций правопонимания, А.В. Поляков отмечает, что более плодотворным может быть обращение к реалистическим концепциям правопонимания, сложившимся в дореволюционной российской юридической науке.[3]

Количество ссылок, которые делают современные российские исследователи на работы дореволюционных авторов, фактически подтверждает этот тезис.

Четвертая тенденция связана с процессами глобализации («мондиализации»). Пока юристы-теоретики спорят о природе права и типах правопонимания, практики уже давно работают над созданием единого международного правового пространства. Стираются границы между правовыми семьями и правовыми системами, базирующимися на общности типов культур и цивилизаций, подрываются основы правового плюрализма.

Это наглядно демонстрирует процесс вовлечения новых государств в Европейский Союз и Совет Европы, который имеет одним из основных условий стандартизацию их правовых систем, т.е. значительную степень униформизации и поэтапный отказ от многих так называемых национальных особенностей правовых систем государств-наций. Отныне,  история европейского права пишется в Брюсселе и в Страсбурге.

Наряду с региональными процессами правовой глобализации можно наблюдать и общемировые процессы: создание надгосударственных органов правовой защиты, предусмотренных различными конвенциями (например, Комиссии ООН по правам человека, Международный трибунал), существование единых и унифицированных правил и процедур в рамках Всемирной торговой организации, существования института международных наблюдателей за проведением выборов в рамках ОБСЕ.

Исходя из этого,  процессы правовой глобализации, устанавливая иную иерархию правовых норм, чем та, в которой протекала жизнь предшествующих поколений, разрушают исторически сложившиеся типы правосознания. Поэтому современная правовая теория, как и право в целом, должны дать ответ на вызовы правовой глобализации, адекватные масштабности возникшей проблемы.

Наиболее плодотворным является подход к правопониманию, состоящий в создании целостной концепции права, отражающей реалии современной социокультурной ситуации и объединяющей идеи основных правовых школ и направлений. Однако это не означает, что эта концепция будет единственно правильной для всех времен и народов.

В современной, не только юридической, литературе отмечается повышенный интерес к социальным, межчеловеческим коммуникациям у философов и социологов (К. Ясперс, Э. Фромм, Ю. Хабермас, постмодернистов и др.). По мнению Хабермаса, — это ощутимая тенденция современной духовной жизни, с которой связано обсуждение «приоритетнейших интересов» и обоснование принципов, на которых должно быть устроено современное общество, если оно хочет обеспечить честное сотрудничество между своими гражданами как свободными и равными лицами.

Поэтому язык, текст, диалог как универсальные способы общения, базисные принципы культуры и человеческого существования, как социальные и интерсубъективные феномены, основные функции которых состоят в осуществлении понимания, естественно и закономерно оказываются «в фокусе» таких теорий».

Основополагающим моментом современных социологических теорий является понятие «коммуникации», которое можно рассмотреть в нескольких смыслах. Так, видный российский исследователь в этой области А.Ю. Бабайцев предлагает выделять четыре разновидности коммуникации.

Во-первых, к оммуникацию в широком смысле — как одну из основ человеческой жизнедеятельности и многообразные формы речеязыковой деятельности, не обязательно предполагающие наличие содержательно-смыслового плана.

Во-вторых, экзистенциальная коммуникация как акт обнаружения Я в Другом. В таком качестве коммуникация — основа экзистенциального отношения между людьми (как отношения между Я и Ты) и решающий процесс для самоопределения человека в мире, в котором человек обретает понимание своего бытия, его оснований.

В-третьих, информационный обмен в технологически организованных системах (передача информации от одной системы (индивид, группа, организация) к другой посредством специальных материальных носителей, сигналов).

В-четвертых, мыслекоммуникация как интеллектуальный процесс, имеющий выдержанный идеально-содержательный план и связанный с определенными ситуациями социального действия. Здесь коммуникация рассматривается как процесс и структура в мыследеятельности, т.е. в неразрывной связи с деятельностным контекстом и интеллектуальными процессами – мышлением, пониманием, рефлексией. Мыслекоммуникация полагается связывающей идеальную действительность мышления с реальными ситуациями социального действия и задающей, с одной стороны, границы и осмысленность мыслительных идеализации, а с другой стороны, границы и осмысленность реализации мыслительных конструктов в социальной организации и действии.

Именно в этом, последнем, аспекте понимают коммуникацию различные социальные исследователи.

Правовая норма, имеющая определенное текстуальное выражение (текст – является результатом деятельности законодателя или иного субъекта правотворчества – коммуникатора), адресуется получателям (конкретным участникам правоотношений), которые, определенным образом интерпретируя значение текста (уясняя смысл этой нормы для себя согласно своему уровню правосознания), претворяют его положения в собственные действия.

Однако чтобы правовая норма была доведена до всех реципиентов, кому адресованы заложенные в ней предписания (вступил в действие принцип «незнание закона не освобождает от ответственности»), необходимо распространить текст нормы по определенным каналам коммуникации. В настоящее время ими являются средства массовой информации. Исходя из этого, действует конституционный принцип обязательного официального опубликования законов в средствах массовой информации. И если законы не опубликованы, то они не применяются. Более того, любые нормативные правовые акты (не только законы), затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. По нашему мнению, это положение Конституции подтверждает коммуникативную природу права.

Таким образом, право в эпоху информационного общества – это новое, послебуржуазное и постсоциалистическое, право, имеющее своим основанием коммуникативные отношения внутри общества. Оно, с одной стороны, сохраняет принципы любого (в том числе и буржуазного) права, но вместе с тем содержательно дополняет и обогащает их качественно новыми моментами, связанными с современными способами передачи и обмена информацией, а значит и формирования мнений и политической воли.


Заключение

 

 

Правопонимание – научная категория, которая отображает результат процесса   познания сущности права. Сущностью права является внутренняя целостность всех его разнообразных качеств (свойств). Познание права – овладение ими, их раскрытие.

Проблема правопонимания – в отечественном и мировом правоведении – одна из сложнейших.

Вопросы, связанные с выбором и обоснованием типа правопонимания, относятся к числу наиболее принципиальных и дискуссионных проблем теории права. Вся история развития юриспруденции - это история противоборства различных подходов к пониманию того, что есть сущность права как специфического явления социальной жизни.

Основополагающей проблемой теории государства и права является проблема сущности и социальной природы права. Современные теории права не имеет единого понимания сущности права. Наиболее значимыми в истории политико-правовой мысли являются трактовки права, данные представителями естественной, психологической, исторической, позитивистской, социологической теорий права, философией права и марксизмом.

Современные научные концепции (школы) правопонимания основываются на одном из трех подходов:  нормативном, социологическом; нравственном.  Объективной предпосылкой этих подходов являются три формы бытия права: нормы права, правосознание, правоотношения.

История и теория правовой мысли и юриспруденции пронизаны борьбой двух противоположных типов правопонимания. Эти два типа понимания права и трактовки понятия права условно можно обозначить как юридический и легистский  типы правопонимания и понятия права.

Согласно легистскому подходу, под правом имеется в виду продукт государства (его власти, воли, усмотрения, произвола): право — приказ (принудительное установление, правило, норма, акт) официальной (государственной) власти, и только это есть право.

Для юридического типа правопонимания, напротив, характерна та или иная версия (вариант) различения права и закона (позитивного права). При этом под правом (в той или иной форме) имеется в виду нечто объективное, не зависящее от воли, усмотрения или произвола законоустанавливающей (государственной) власти, те. определенное, отличное от других, социальное явление (особый социальный регулятор и т.д.) со своей объективной природой и спецификой, своей сущностью, отличительным принципом и т.д.

Объективные процессы современного развития общества, а именно процессы глобализации, правовой универсализации и развития новейших технологий передачи и обработки информации, оказывают колоссальнейшее влияние на формирование тенденций развития права, а, следовательно, и типов правопонимания.

Существующие тенденции правопонимания показывают, что основной вектор развития правовой мысли, по крайней мере, в первой половине ХХ I века, будет направлен в сторону создания интегративной концепции права на основе коммуникативного подхода.

 


 Литература

 

 

Головистикова А.Н. Теория государства и права. М., Высшее образование, 2008 г.

Бержель Ж.-Л. Общая теория права / Под общ. ред. В.И. Даниленко; пер. с фр. М., 2000.

Ивашевский, С. Л. Проблемы сущности права в истории отечественной
философско-правовой мысли /С. Л. Ивашевский. //Государство и право. -2007. - № 12. - С. 65 – 70

История политических и правовых учений: учеб. для вузов / под ред. проф. О.Э. Лейста. - 2-е изд. - М.: Зерцало-М, 2004.- 576 с.

Лейст О.Э.Сущность права: проблемы теории и философии права. М.: "Зерцало", 2008 – 452 с.

Малько А. Теория государства и права: Учебник. М., Юристъ, 2007

Марченко М. Н. Проблемы правопонимания в связи с исследованием источников права // Вестник Московского университета. Сер. 11, Право. - 2002. - N 3. - С. 3-19

Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учебник. Юристъ, 2007

Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник. - М.: Норма, 2003. - 652 с.

Оксамытный В.В. Правовые системы современных государственно-организованных обществ / В.В. Оксамытный, И.Н. Мукиенко. – М. : МосУ МВД РФ, 2008. – 164 с.

Право и общество: от конфликта к консенсусу: Монография / Под общ. ред. В.П. Сальникова, Р.А. Ромашова. СПб., 2007.

Рулан Н. Историческое введение в право : учеб. пособие для вузов / Н. Рулан. - М. : Nota Bene, 2005. - 672 c

Теория государства и права: учебник / Сырых В.М. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Юстицинформ, 2004.- 704 с.

Упоров И.В. Теория государства и права. Курс лекций. М., Экзамен, 2007



Другие работы по теме: