Contribution to International Economy

  • Исследования экстрасенсорного восприятия
СОДЕРЖАНИЕ:
Введение…………………………………………………………………………..2
Исследования экстрасенсорного восприятия…………………………………4
Заключение……………………………………………………………………….13
Список использованной литературы…………………………………………16

























Введение
Внечувственное восприятие – перцептивные способности человека, которые не могут быть объяс-нены функционированием известных науке систем его организма и действием его пяти чувств. Способность внечувственного восприятия проявляется независимо от сознания человека. 
Во всех учебниках по физиологии написано, что человек имеет пять чувств восприятия: зрение, слух, вкус, обоняние и осязание. Если же венец природы что-то чувствует, предвидит, волнуется и не может понять причину своего беспокойства, то обычно, в таких случаях, говорят: «Я ощутил что-то своим шестым чувством!». Но существует ли оно в реальности? Это и есть основной вопрос па-рапсихологии, вокруг которого «уперлись» споры. Ее сторонники убеждены – у хомо-сапиенса помимо пяти известных органов чувств – каналов восприятия внешней среды, существует еще биоинформационный канал связи. Стоит только принять данную гипотезу за истину и многие та-инственные феномены (разумеется, далеко не все) станут объяснимы. Однако, что в этом случае будет отвечать за телепатический канал связи?
Действительно, для переноса информации нужен носитель. Но что он собой представляет? Поче-му его не могут «поймать» приборы? Какова его природа?
Очень может быть, носителем являются частицы, похожие на фотон (частица света, квант элек-тромагнитного поля) - считает доктор физико-математических наук М. Герценштейн и доктор тех-нических наук И. Болошин. Фотон движется со скоростью света и его масса равна нулю. Кроме то-го известно – световые волны поперечные. Между тем достаточно предположить, что у него есть масса, как кроме поперечных, появляются и волны продольные. Самое же любопытное – они бу-дут обладать всеми свойствами поля. 
Сравнительно недавно открыты частицы, похожие на фотон, но в 80 раз тяжелее протона. Таким образом, можно говорить о семействе фотона. Возможно, в нем имеется еще «неизвестный род-ственник» с маленькой массой, который и отвечает за пси-явления? Обнаружить его – цель буду-щих исследователей. Физиологи, изучающие пси-явления, не едины в вопросах понимания экст-расенсорного восприятия. Одни полагают, что оно происходит посредством каких-то еще неиз-вестных органов чувств. Другие считают – экстрасенсорное восприятие осуществляется, минуя ор-ганы чувств – непосредственно нервными клетками головного мозга, раздражаемыми какими-то движущими силами, способными проникать в вместилище разума через покровы головы.
Первая гипотеза привычна для физиологов, так как не противоречит классической рефлекторной теории, которая гласит – каждая идущая извне информация начинается раздражением какого-либо органа чувств с последующим проведением импульсов возбуждения по нервным путям в головной мозг. Ее сторонники предполагают наличие у человека пока еще неизвестных рецепто-ров. Это, так называемый рефлекторный подход объяснения явлений экстрасенсорного воспри-ятия.
Другая точка зрения рассматривает феномены экстрасенсорного восприятия как своего рода ис-ключение из рефлекторной теории психической деятельности. Информация о внешних объектах и явлениях, в данном случае поступает в мозг непосредственно сквозь кости черепа. 
Другие исследователи считают, что экстрасенсорное восприятие может наблюдаться не только у людей, но и у животных и растений.
Хотя сам вопрос о существовании экстрасенсорного восприятия спорный.
В этой работе я буду, в основном, анализировать работы по экстрасенсорному восприятию 60-80-х годов, потому что они появились на пике интереса к паранормальным явлениям и уже дали как обобщения, так и методологический ключ к их анализу. Причём как со стороны, доказывающей наличие этой новой реальности, так и со стороны, не признающей за экстрасенсорным восприяти-ем статус существования, а за исследованиями экстрасенсорного восприятия — статус науки.
Исследования экстрасенсорного восприятия
«Экстрасенсорное восприятие» - это термин, который был введен в обращение доктором Дж. Б. Рином. Им обозначают любой случай получения не выводимой путем логического заключения информации о каких-либо вещах без помощи известных науке органов чувств. 
Обычно экстрасенсорное восприятие разделяют на три вида: телепатию, которая подразумевает получение информации о мыслях других людей; ясновидение, при котором человек получает ин-формацию о физических объектах и событиях; предвидение (связанное с телепатией или яснови-дением), когда получаемая информация относится к еще не происшедшим событиям. Употреб-ляемое здесь слово «информация» не полностью выражает смысл этих явлений, ибо речь может также идти о «взаимодействии» с помощью телепатии, или ясновидения, когда состояние ума че-ловека, или его поступки подвергаются влиянию извне, хотя сам он не знает об этом. 
Психокинезом называется прямое влияние мыслительных процессов человека на физические со-бытия, внешние по отношению к его телу. Оба термина, как экстрасенсорное восприятие, так и психокинез, часто объединяют под общим названием «пси», которое, писал Ф. Гейнор, является «основным термином для обозначения относящихся к личности факторов или процессов в приро-де, не укладывающихся в рамки общепринятых законов».
Исследования по экстрасенсорному восприятию начались в 1882 году, когда в Англии возникло Общество психических исследований, и достигли своего пика в 30-х годах в работах лаборатории Дж. Раина университета Дьюка (США). Заметим, что по мере того, как наиболее сенсационные опыты получали естественное объяснение (обычно это было мошенничество) и интерес к необычным явлениям психики начинал угасать, на смену скомпрометированным терминам при-ходили новые. Так, в XIX веке людей с необычными способностями называли медиумами, в 30-60-х годах XX века — телепатами или сенситивами, а в последнее время — экстрасенсами. Имела ме-сто также тенденция к перемене названия деятельности по изучению этих феноменов. Вначале она именовалась спиритизмом, затем — парапсихологией, а в настоящее время — «исследовани-ем экстрасенсорного восприятия».
В конце 60-х годов Чарльз Тарт начал лабораторные эксперименты с субъектами, утверждавшими, что могут осуществлять путешествия в тонком теле по собственному желанию. В дополнение к физиологическим тестам Тарт проверял способность этих людей видеть вещи, скрытые от глаз их физического тела. С первой своей «подопытной», мисс З., о которой уже шла речь выше, он осу-ществлял следующий эксперимент: готовилась специальная мишень в виде листка, на нем было написано пятизначное число, и затем листок клали на шкаф на высоте около 170 см от кровати, на которой лежала мисс З. Всего было проведено 4 эксперимента, но только во время последнего она смогла переместиться в нужное место и прочитать число: 25 132. Девушка правильно назвала все пять цифр, вероятность чего при обычных условиях составляет лишь 1 шанс из 100 000. С большой неохотой Тарт был вынужден признать наличие в данном случае паранормальных фе-номенов.
Следующим субъектом эксперимента был Роберт Монро. Он провел в лаборатории Тарта девять ночей, но только в две последние смог осуществить астральную проекцию. В первый раз он видел мужчину и женщину, но не смог узнать, кто они и где это происходило. Во второй раз Монро при-ложил максимум усилий, чтобы остаться в пределах лаборатории, и видел лаборантку, наблю-давшую за работой аппаратуры. Около нее находился мужчина, которого Монро не знал, но смог описать его внешний вид. Оказалось, что это был муж лаборантки, который пришел составить ей компанию. Однако ввиду того, что условия эксперимента - увидеть мишень и прочитать записан-ное на ней число - не были соблюдены, осуществить строгую проверку экстрасенсорного воспри-ятия не удалось.
Новая вспышка интереса к проблемам экстрасенсорного восприятия возникла в 70-х годах. Воз-можно, появилось нечто, проливающее новый свет на природу психики? Некое открытие действи-тельно произошло. Это понятие о биологическом поле — биополе. При этом открыли не само биополе, а именно новое понятие биополя. Оно было введено советским биологом А.Г. Гурвичем в 1944 году, но применялось им совсем в другом смысле, чем сейчас используется сторонниками экстрасенсорного восприятия.
В 1971 году в американском Обществе психических исследований были проведены новые иссле-дования внетелесных феноменов Карлисом Озисом. Одним из первых субъектов, прошедших че-рез исследования в лабораторных условиях, был Инго Сван. Он проводил в лаборатории две-три ночи в неделю, и в ходе экспериментов проверялось, сможет ли он увидеть мишень, находящую-ся вне поля зрения его тела. Для этого на высоте около трех метров были подвешены две под-ставки, на которые клали различные предметы. Таким образом, Сван должен был не только опре-делить, что именно лежало на подставках, но и указать положение этих предметов.
Наиболее успешные результаты были получены с предметами, имеющими яркую окраску и про-стую, привычную для глаз форму, а нарисованные картинки и стеклянные предметы оказались непригодными. Обычно после очередного внетелесного опыта Сван изображал на бумаге то, что ему удалось увидеть. Его рисунки были далеки от точных изображений реальных объектов, одна-ко в достаточной степени напоминали их, и когда независимому эксперту предложили восемь мишеней и восемь их изображений в исполнении Свана, та правильно сопоставила каждую пару. Вероятность такого совпадения - 1 шанс из 40 000.
Итак, результаты всех этих экспериментов оказались вполне обнадеживающими. Исследования Тарта четко показали, что хотя субъекту очень трудно совершить требуемое путешествие, чтобы увидеть число, но когда это удается, искомое и названное числа совпадают. Однако результаты других исследований наводят на мысль, что ясновидение с помощью астральных путешествий - дело столь же ненадежное и запутанное, как и любой другой тип экстрасенсорного восприятия. К примеру, в 1973 году К.Озис пригласил всех, кому удавался внетелесный опыт, принять участие в его экспериментах. Откликнулось около ста человек, и каждого из них попросили проделать пу-тешествие в тонком теле в удаленную комнату и сообщить, какие объекты они смогли там уви-деть. Как оказалось, большинство из этих добровольцев верило, что они увидели мишень, и почти все оказались неправы. Из этого Озис сделал вывод, что большая часть переживаний такого рода не имеет ничего общего с «настоящим» внетелесным опытом, и предложил способность правиль-но определять мишень считать критерием проверки истинности астральной проекции.
Интересную работу провел в университете штата Вирджиния, США, психолог Дж. Палмер. Его группа пыталась разработать методы вызова внетелесных переживаний у согласившихся на экс-перименты в лабораторных условиях добровольцев, а также должна была проверить их экстра-сенсорные способности. Нетрудно представить себе потенциальные выгоды от этой программы: если у экспериментатора появляется возможность взять любого человека и в контролируемых ус-ловиях вызвать у него внетелесные переживания, тем самым решается половина всех проблем, связанных с исследованием феномена выхода из физического тела.
Увы, выбранный Палмером и его коллегами подход столкнулся со множеством проблем.
В 1974 году они разработали технику, базирующуюся на традиционных гипотезах о том, при каких условиях обычно появляется ощущение выхода из тела. Исследователи разбили всех доброволь-цев на группы, которые испытывали различные способы релаксации мускулов и дезориентации. Каждому субъекту сперва объясняли смысл эксперимента, затем его отводили в специальную комнату, клали на комфортабельное кресло и сообщали, что мишень для проверки экстрасенсор-ного восприятия будет находиться на столе в соседнем помещении.
В процессе индукции внетелесных переживаний субъект в течение пятнадцати минут выполняли те или иные упражнения на мускульную релаксацию, а затем в течение около десяти минут вслу-шивался в идущие из наушников пульсирующие звуки, которые служили для подавления посто-ронних шумов и создания дезориентирующего эффекта. В то же время он наблюдал вращающую-ся красно-зеленую спираль, освещаемую мерцающим светом. Последняя стадия заключалась в том, что подопытного просили представить, как он покидает тело и летит в соседнюю комнату, где находится мишень. После завершения процедуры он заполнял специальную анкету и выполнял психологический тест на воображение. Далее, перед подопытным клали пять изображений, одно из которых было мишенью, но, ни он, ни экспериментатор не знали, которое именно. После того как он оценивал каждое из изображений по 30-балльной шкале, появлялся второй эксперимента-тор и указывал на правильный вариант.
На вопрос из анкеты, который звучал следующим образом: «Возникло ли у вас во время экспери-мента ощущение, что вы находитесь буквально вне своего физического тела?», утвердительно от-ветил 21 из 50 опрошенных, или 42 %. Что же касается количества совпадений выбранных изо-бражений и мишеней - результаты здесь почти не отличались от ожидаемых по теории вероятно-стей как для тех, кто испытал внетелесные переживания, так и для остальных.
В 1975 году Палмер и Либерман использовали другой метод. В ходе эксперимента, в котором приняло участие 40 добровольцев, им клали на глаза половинки шариков для пинг-понга и осве-щали их сверху ярким светом, чтобы создать равномерное световое поле. Половине из них давали «активную установку», предлагая попытаться покинуть физическое тело и отправиться в другую комнату, где находилась мишень, а другая половина получала «пассивную установку»: просто дать волю своему воображению и позволить ему унести себя.
Как и ожидалось, в первой группе больше подопытных испытало внетелесные переживания, а во второй - меньше: 13 из 20 против 4 из 20. «Активные» субъекты продемонстрировали также более яркое воображение и приложили больше усилий, чтобы увидеть мишень. Для тех, кто не испытал внетелесных переживаний, тесты на экстрасенсорное восприятие показали результаты, близкие к ожидаемым по теории вероятностей. У тех же, кто сообщал о своем внетелесном опыте, количе-ство совпадений оказалось гораздо выше. Это явилось неожиданностью для самих исследовате-лей - и вместе с тем хорошим вкладом в копилку защитников экстрасенсорики.
Таким образом, сделать какие-либо твердые выводы в пользу существования экстрасенсорного восприятия во время внетелесного опыта или против него на основании проведенных экспери-ментов пока не представляется возможным. Для этого необходимы дополнительные исследова-ния, а главное - объективные критерии, позволяющие установить, когда выход из тела действи-тельно имел место, а когда он не более чем плод развитого воображения.
В 1982 г. журнал поместил статью Р.Г. Джана на ту же тему. В первой её части говорится о вроде бы установленном психокинетическом воздействии на такой физический параметр, как частота импульсов, получаемых от генератора случайных частот, а далее автор фактически деза-вуирует свои данные, сообщая, что «мы в настоящее время не в состоянии сделать заключение о том, общий или частный характер носят результаты, полученные нашим основным оператором. Точно так же мы не предпринимали попыток систематического измерения факторов внешней среды… мы не имеем возможности делать какие-либо выводы относительно степени важности этой категории параметров». А так как психокинетическое воздействие, согласно утверждению автора статьи, носит статистический характер и весьма мало, то ясно, что неучёт названных пара-метров делает результаты недоказательными, тем более что опыты проводились только с одним человеком.
Ещё более сомнительными представляются данные, где говорится о дистанционной перцепции (т. е. о телепатии). Сначала в журнале даётся несколько фотографий местности (мишеней), на которые смотрел «агент перцепции», и довольно похожие на них описания, сделанные перце-пиентом (т. е. человеком, который воспринимал мысленно «телепатическую информацию» от «агента»). Однако когда приводится методика, по которой производился подсчёт баллов, уста-навливающих сходство мишени и её описания, то в ней обнаруживается произвол.
Действительно, в число так называемых дескрипторов, с помощью которых определяется соответ-ствие между описанием и мишенью, включены вопросы субъективно-описательного типа: шум-но — тихо, обстановка напряжённая — спокойная. Отсюда широкая возможность подгонять бал-лы, ибо, скажем, перципиент, обозначив некоторую обстановку как напряжённую, оставляет воз-можность и проверяющему оценить её как напряженную (ведь и в самом мирном пейзаже можно при психологической установке усмотреть затаившуюся угрозу) и тем самым выставить по этому параметру высокий балл сходства. 
И наконец, автор статьи сообщает, что такие же результаты совпадения «глазения и описания» получились, когда „агент“ путешествовал по Восточной Европе, а перципиент в штате Висконсин с опережением на сутки давал похожее описание мишеней, которые „агент“ ещё только увидит через 24 часа. Другими словами, здесь созерцание „агентом“ мишени вообще ни при чём и субъективность использованной методики становится бесспорной. В данном случае под видом телепатии фактически проводился эксперимент по проскопии (ясновидению).
Исследования подтверждают, что психокинетические воздействия вызывались материальным и известным способом — в основном через поле статического электричества, имеющееся на руках испытуемого, или стенку цилиндра, в котором находился перемещаемый объект (игла). Иногда это были конвективные потоки воздуха, возникающие при включении освещения. Любопытно, что сгибание металлических полосок „усилием воли“ удавалось только при отключенных приборах (в том числе и видеомагнитофона, позволяющего замедленно рассматривать действия), а при их включении опыты не получались, так как они «нервировали» психокинетика.
Таким образом, если согласиться с минимальным определением факта как знания о статистически достоверном событии, всегда наблюдаемом при создании однотипных условий, то окажется, что приверженцы экстрасенсорного восприятия пока не имеют в своём распоряжении естественнона-учных фактов.
Конечно, в процессе развития науки встречается достаточно сложностей и даже курьёзов, которые охотно используются сторонниками современных необычных феноменов для доказательства вто-росортности теории, не могущей предусмотреть принципиально новых эмпирических данных, а потому-де имеющих приоритет перед теоретическими суждениями. Обычно ими эксплуатирует-ся пример с постановлением парижской Академии наук не рассматривать сообщений о метеоритах, как не имеющих научной ценности. Французских академиков можно понять: в рамках их частных теоретических представлений небо не было твердью и считалось, будто за пределами земного шара простирается абсолютная пустота, так что с этой точки зрения камни с неба падать не могут. Падение метеоритов как небесное явление нельзя воспроизвести в экспериментальных условиях, поэтому страдала воспроизводимость явления, а теоретическая интерпретация (падают с неба) казалась неприемлемой, так что для учёных XVIII в. сообщения о падении метеоритов не считались научными фактами. Однако скоро набралось большое коли-чество достоверных сообщений, были скорректированы теоретические представления о межпланетном пространстве, и метеориты стали фактом науки.
Между опытами по экстрасенсорному восприятию и сообщениями о метеоритах похожего мало: эксперименты по экстрасенсорному восприятию ведутся на Земле, могут проводиться в любых количествах, а статистически достоверных событий всё не наблюдается. Правоверный эмпирик может сказать, что опытов проведено недостаточно и их нужно продолжать. Эту позицию в советской литературе недвусмысленно выразил С.П. Божич, а его взгляды критически проанали-зировал Л.Б. Баженов. Он заметил, что без теоретического и методологического коррелята эмпи-рический уровень («абсолютная суверенность опыта») вообще не может дать ответа на вопрос, что некоторое явление или объект не существует. Поэтому аргументация типа «нужно проводить опыты до тех пор, пока не будет абсолютно ясно, что данного явления нет» не корректна, ибо «ложность любого неограниченного экзистенциального высказывания не может быть по самой сути дела установлена непосредственно экспериментальным путём». Другими словами, одними опытами невозможно доказать, что некоторого явления не существует.























Заключение
На мой взгляд, проблема экстрасенсорного восприятия не может быть отнесена к научным про-блемам. И естественно, возникает вопрос, что это такое. История появления, например, рассказов об экстрасенсорном восприятии позволяет сделать вывод, что в них имеют дело с фольклором, причём из многочисленных фольклорных жанров, таких, как легенды, сказания, предания, мифы, сказки, былички, истории об экстрасенсорном восприятии по своей конструкции ближе к мифам и быличкам.
Былички — это устные истории о каких-то необычных, из ряда вон выходящих событиях, которые, однако, подаются как достоверные. Нельзя не согласиться с советским исследователем В.Л. Санаровым, утверждающим, что процесс создания быличек принадлежит не только прошло-му, он идёт и сегодня, но с учётом духа веяний времени. Если раньше былички повествовали о встречах с чертями, вурдалаками, упырями, ведьмами и другой нечистой силой, то теперь в них рассказывается о встречах с экстрасенсами или энлонавтами. Достоверность события в быличке подчёркивается массой бытовых деталей, обрисовкой конкретной ситуации описанием субъек-тивных переживаний, нахлынувших в тот момент на рассказчика.
Достаточно много от конструкции былички имеется в рассказах о необычайных ситуациях, связан-ных со спонтанной телепатией, с излечением за 15 минут трофических язв наложением рук экст-расенса, с нахождением пропавших вещей. Вместе с тем в многочисленных историях об экстрасенсорном восприятии есть то общее, что позволяет их отнести к современному «науч-ному» мифу.
Конечно, употребляя понятие «миф» в таком контексте, уже нельзя удовлетвориться его опреде-лением, данным американским фольклористом С. Томпсоном: «Миф должен иметь дело с богами и их действиями, с творением, а также с всеобщей природой Вселенной и мира». Это определе-ние, которое автор называет «минимальным», подходит, так сказать, для «настоящей» древней мифологии. В настоящее время термин «миф» используется весьма широко, например, в таких сочетаниях, как древнегреческий миф, миф об Атлантиде, миф о золотом веке, миф о безмятежном будущем, миф о панацее от всех болезней, мифы массового сознания, даже сци-ентистский миф (т. е. миф о неограниченных возможностях науки). Трудно остановиться на определении мифа, которое бы включало всё разнообразие его употребления. Это сделать тем более трудно, что насчитывается более десятка крупных мифологических школ, каждая из которых даст своё определение мифа. Однако если попытаться вычленить то повторяющееся, что присуще многим определениям мифа, то можно прийти к следующему. Миф — обобщённое осмысление действительности, при котором представление, образ совпадает с действительностью, причём мифологическое осмысление чего бы то ни было, не нуждается ни в каких доказательствах и обосновании фактами, напротив, оно само «сверху» даёт объясне-ние сущности разнообразных явлений. Отличается миф от сказки, например, безусловной уверен-ностью в истинности мифологического сюжета, в то время как сказку и сам рассказчик, и его слу-шатели считают вымыслом. Такая особенность мифа отмечается во многих работах видных иссле-дователей фольклора.
Историк И.М. Дьяконов обратил внимание на идею, высказанную английским нейрофизиологом Ч.С. Шеррингтоном и развитую психологами Л.С. Выготским и П.С. Салямоном, которая помогает объяснить глубинные механизмы существования мифов, в том числе современных, которые Дья-конов называет «третичными» мифами. Сущность этой идеи заключается в том, что количество поступающих в кору головного мозга сигналов превосходит возможность их полного словесного или изобразительного выражения («воронка Шеррингтона»). Даже сегодня, замечает И.М. Дьяконов, когда человек оперирует огромным понятийным аппаратом, в том числе большим количеством понятий для обозначения цветов, он не может словесно описать то множество от-тенков, которое воспринимает глаз на уровне эмоциональной информации, и вынужден прибе-гать к ассоциативным приёмам, говоря «кирпичный цвет», «салатный цвет». Но раз эмоции не-возможно выразить адекватно через абстрактные понятия, то потребность сказать о них, приво-дит к необходимости передать их словами косвенно, а именно ассоциативно, через отдельное, которое в определённую культурную эпоху является одновременно типичным. 


























Список использованной литературы
Алёшин А.И. Методологические проблемы теоретических исследований в биологии. — Горький, 1973. — С. 93-108.
Баженов Л. Б. Строение и функции естественнонаучной теории. - М., 1978. - С. 58-69.
Балановски Э. Тейлор Дж. Электромагнетизм и телепатия. // Химия и жизнь, 1980. - № 4. - С. 81.
Варфоломеев С.Д., Евдокимов Ю.М., Островский М.А. Сенсорная биология, сенсорные технологии и создание новых органов чувств человека./ Вестник Российской Академии Наук, 2000. - № 2. – С. 99.
ТИИЭР. - Т. 70. - 1982. - № 3. - С. 63-104.
Трохан А.М. Таинственный мир. – М.: Макс Пресс, 2008.



Другие работы по теме: