Contribution to International Economy

  • Событийность человека и мира
СОДЕРЖАНИЕ:
ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………..2
ВРЕМЯ ЖИЗНИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЧЕЛОВЕКА …….7
Жизненный путь человека……………………………………………..8
Реальность как психологическое время……………………………..10
НАСТОЯЩЕЕ СОБЫТИЕ И СОБЫТИЙНОСТЬ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА.13
Я - властитель своего будущего……………………………………..16
Кризисы, без которых не обойтись…………………………………17
Событийная детско-взрослая общность……………………………24
ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………30
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ……………………………32



















ВВЕДЕНИЕ
Древние признавали, что фатальность существует только для человека, который не знает собственной программы. Ничто в нашей жизни не происходит случайно, любой факт является звеном в цепи множества событий, и так как каждый человек обладает самосознанием, он способен видоизменять свою программу. 
Говоря об уникальности научным языком, то следует обозначить, что уникальность это индивидуальное своеобразие человека, которое развивается в процессе творчества за счет его собственных рефлексивно-творческих усилий. 
Выделяются четыре структурные уровня описания творческой уникальности человека в контексте его целостной судьбы - событийность, чувственность, потенциал, миссия и две динамические характеристики - рефлексивные и творческие усилия. 
Событийность судьбы составляют сами события и обстоятельства жизни, поступки и дела человека. Основная событийность жизни обычно составляет незамысловатый сюжет: «родился, получил образование, создал семью, сделал карьеру, воспитывал внуков, умер». 
Чувственность судьбы - это эмоции, переживания, чувства, которые отражают, насколько в событийности судьбы воплощаются реальные интересы, жизненные ценности и миссия человека. 
Потенциал судьбы - включает все жизненные ресурсы: характер, способности, уровень образования, жизненный опыт человека. 
Миссия судьбы - это жизненные ценности, смыслы, духовный опыт человека. Именно в этой экзистенциальной реальности проявляется уникальная сущность человека. Творение собственной миссии и ее реализация составляют центральный процесс самоосуществления творческой уникальности человека в контексте его целостного жизненного пути. 
Таким образом, судьба человека может выглядеть весьма по-разному в зависимости от уровня ее описания. С точки зрения событийности, жизненный путь выглядит как сюжетная линия действий главного героя в лабиринте важнейших событий, обстоятельств и происков основных персонажей. В чувственной плоскости жизнь представляет собой историю переживаний главного героя. С точки зрения потенциала судьбы жизнь это развитие собственных ресурсов и способностей. В экзистенциальном смысле судьба это путь духовных исканий, поиск смысла жизни, осуществление уникальной сущности человека. 
Судьба реализуется как целостное самоосуществление творческой уникальности человека его собственными усилиями - рефлексивными и творческими. Эти динамические характеристики судьбы создают внутренний тонус его жизни. Рефлексивные усилия направлены на то, чтобы человек за внешней фактурой своей жизни, событийности, осознавал свои переживания и их смысл по отношению к своей миссии. Творческие усилия направлены на реализацию миссии в реальных событиях. [1]
О судьбе со времени возникновения цивилизации сказано и написано очень много. О ней размышляли в древности Платон и Эсхил, в эпоху Возрождения – Макиавелли и Шекспир, в Новое время – Гете и Гегель. О судьбе продолжают размышлять и многие современные ученые – С.С. Аверинцев, В.П. Горан, А.Я. Гуревич, Л.Н. Коган и другие. Ряд мыслителей отмечают, что судьба - это рок, жесткая необходимость, предопределение. Другие отмечали, что судьба – это замысел Бога о человеке. К.Маркс рассматривал судьбу как «необходимость», движущую историческими событиями, не подвластными группам людей. 
На ранних стадиях развития цивилизации судьба представляется как слепая, неотвратимая и неумолимая сила, «фатум» или «рок». По мере развития общества восприятие судьбы существенно изменяется. Теперь она выступает в роли «участи», «доли» или «суда». С эпохи Возрождения, когда человек начинает продуманно выбирать, сознательно определять ценности, меняется и отношение к судьбе. Она рисуется уже в виде «жребия» в игре с обстоятельствами или в образе капризной «фортуны» - женщины, с которой тот, кто хочет сладить, должен действовать натиском, «пинать и колотить ее» (Макиавелли). В XIX веке Гегель, отвергнув абстрактное понимание судьбы, как чуждой человеку слепой силы, приходит к идее судьбы как внутренней сущности тех индивидов, которые в состоянии сделать обстоятельства жизни своим собственным бытием. С тех пор многие исследователи судьбы и ее роли в жизни личности считают, что власть судьбы как рока относительна.
Судьба – это сам человек, его характер, воля, личность. Человек сам строит свою судьбу. Судьба – это не предопределение, а самоопределение жизни. Судьба тесно связана с такими сущностными характеристиками человека, как несводимость, не предопределенность, незаменимость, неповторимость и невыразимость. 
Несводимость говорит о том, что человек жестко не связан ни с чем, ни с законами своего биологического вида, ни с законами культурной эволюции. Человек не рождается ни с определенными умениями, ни с профессией, он не привязан ни к какому-то одному климату, ни к пище, ни к определенному месту. Человек и его жизнь представляют собой открытую, бесконечную потенциальность. Человек формируется здесь, «в мире». И число вариантов осуществления человеческой жизни очень велико, также как велико количество условий, его формирующих. Человек не совпадает ни с одной своей особенностью, ни с деятельностью, ни с творчеством, ни с одной из созданных им вещей. Человек никогда не выражает себя в них полностью, он всегда больше, значительнее любого своего дела и свершения. В нем всегда много незавершенного, не проявленного. 
Понимать свое глубинное измерение, помнить о нем – путь к гармоничной и целостной личности, которая постигла судьбу. 
Непредопределенность человека связана с тем, что он никогда не может быть абсолютно свободным. Он постоянно зависит от ряда факторов, таких как наследственность, климат, культура, религия, политика, зарплата, семья. Пересечение зависимостей создает водоворот случайностей, предугадать и контролировать который просто невозможно. Однако, осознавая свою глубинную специфичность, человек начинает понимать, что ни один из факторов, обуславливающих его жизнь, не предопределяет ее строго и однозначно. Человек внешне зависит от многих вещей, но, живя самобытно, внутренне не зависит, ни от чего. 
В науке существует понятие «целостного человека», полного, а не частичного. Целостности трудно добиться, потому что человек всегда «распылен», часть себя он оставляет на работе, часть отдает дому, часть – общению с друзьями, часть – хобби. В каждой своей части человек всегда ограничен и односторонен. Целостный человек всегда полностью присутствует во всем и везде – и в работе, и в семье, и в хобби. Только ему, а не частичному человеку, открывается вся красота мира, любовь и тайны собственной судьбы. 
Незаменимость человека выражается в том, что он должен найти свое собственное дело, ради которого пришел в мир. Вся проблема в том, чтобы найти такое дело и такое место, на котором человек займет свою уникальную, неповторимую позицию. Предназначение каждого человека заключается в том, чтобы оставить свой след на земле, занять свое место во Вселенной. Таким образом, незаменимость – это фундаментальное качество человеческого существования, на котором и благодаря которому держится мир человеческих судеб. 
Уникальной характеристикой человека является и неповторимость. Неповторимость лучше всего видна на примере харизматических личностей, великих людей. Но и любая судьба, даже внешне незаметная, делает человека неповторимым, если он живет самобытно, в соответствии с предписаниями природы, никому не подражая и никого не копируя. 
Невыразимость человека состоит в том, что он не сводится ни к чему, ни к ценностям, ни к делам, ни к явлениям. Существует множество тестов, определяющих характер и склонности человека. Но и по ним мало что можно о нем узнать. Человека можно описать только косвенно, прежде всего через его творчество. Мы очень много знаем о человеке, благодаря науке, философии, искусству, но он все равно продолжает оставаться для нас непостижимой тайной. Самое глубокое и самое главное всегда остается неуловимым и невыразимым в человеке. [2]
Объект работы – жизненный путь человека. Предмет работы – событийность человека и мира. Задача работы – рассмотреть формирование жизненного пути личности, событийность человека и мира.
























ВРЕМЯ ЖИЗНИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ВОЗРАСТ ЧЕЛОВЕКА 
Каждая личность является творцом собственной истории, главным режиссером того величественного и уникального спектакля, которым есть жизнь. Человек зависит от собственного прошлого, которое оказывает непосредственное влияние на настоящее; он зависит и от отношения до будущего, от ожиданий, желаний, мечтаний, ожиданий. Представление о прошлом, настоящем и будущем переживаются одновременно и определяют поведение человека все вместе.
Человек - это далеко не только организм, который развивается по определенной программе. Она имеет свою собственную историю, которую сам создает, за которую несет персональную ответственность. Он ведет себя вперед, видоизменяет, формирует. Иногда эту историю очень хочется переписать, забыть, начать сначала. Изредка жизненный путь, который позади, удовлетворяет, не вызывая наименьших сомнений. С возрастом человек постепенно начинает сознавать собственную роль в построении жизни в целом, становится ответственным и зрелым.
Психологическая наука сегодня оперирует несколькими подходами для характеристики индивидуального развития. Чаще всего употребляется такое понятие, как онтогенез. Онтогенез является индивидуальным развитием человека как организма с заложенной в нем филогенетической программой. Этой программой определяется нормальная продолжительность жизни, последовательное изменение вековых стадий, решающих моментов целостности человеческого организма: зачатие, рождение, созревание, зрелости, старение, старость.
Время жизни определяет, прежде всего, интервал от рождения до смерти, продолжительность, протяжность существования. Это хронологические рамки жизни, от которых зависят, например, сосуществования поколений, продолжительность первичной социализации детей и т.п.
Жизненный цикл предусматривает, что течение жизни имеет определенные закономерности. Его этапы, которые имеют название возрастов, циклически повторяются. Личность усваивает новые социальные роли, выполняет их все более совершенно, чтобы постепенно оставить. Все эти циклы семейных, родительских, профессиональных ролей позднее повторяют потомки. Изменение поколений в обществе также происходит циклически: младшие сначала учатся у взрослых, со временем активно и самостоятельно действуют рядом с ними, потом в свою очередь социализируют новое поколение. [4]
Индивидуальная биография настолько сложна, что ее довольно условно можно расчленить на отдельные циклы. Подчинить жизнь какому-то отдельному ритму почти невозможно. У каждого человека, кроме определенной траектории развития всегда есть также черновики, гипотезы, вариации и незапланированные импровизации.

Жизненный путь человека
Жизненный путь личности включает жизненный цикл индивида, а жизненный цикл, в свою очередь, включает онтогенез.
Жизненный путь всегда переживается как открытый, незавершенный, и не только потому, что никому неизвестно когда и как он кончится. Ведь даже факт физической смерти не является для личности последней точкой. Живут потомки, продлеваются дела, остаются мысли, произведения, открытия. Близкие люди мысленно обращаются за советами, общаются, оставляют умершего в своем жизненном пространстве, среди живых. Его фигура продолжает влиять на окружение, иногда это влияние даже усиливается после физической кончины.
У человека есть стойкая потребность в таких самопроявлениях, которые были бы вместе с тем по возможности более свободными, независимыми от внешних обстоятельств и совершенными, завершенными, исчерпанными. Человек ищет таких форм активности, которые предоставляли бы ей возможность по возможности большей самореализации, раскрытие своих сущностных сил.
Жизнь детерминуется разными временами, которые задают разную ритмику жизненных процессов. Человек не может не подчиняться закономерностям и времени биологического, и времени геологического, и времени астрономического. И все же личность как высшая интегративная система создает единую системную хроноструктуру.
По определенным жизненным обстоятельствам, спровоцированным острыми переживаниями, хроническими внутренними конфликтами, тяжелыми заболеваниями, психологическое время личности за своими характеристиками начинает приближаться к времени биологическому, теряя четкую линейность, подчиняясь психофизиологическим ритмам, набирая ситуативного масштаба и полевой ориентации.
Человек постоянно возвращается к оскорблению, измене, потере и «прокручивает» одно и то же сотни раз. Время будто останавливается и начинает топтаться на одном месте. Будущего нет, ведь оно не интересует, не воспринимается как что-то другое, не такое, как болевое настоящее. Бывшие перспективы, жизненные цели, мечты обесцениваются, тускнеют. Поведение мотивируется случайными вещами: телефонным разговором, непостоянным расположением духа, болью в сердце, предложением, которое сказал диктор телевидения.
Безусловно, полнейшего слияния биологического и психологического времен не происходит, ведь психологическое время все же остается определенной мерой и формой преобразования времени социального. [11]
В психологическом времени осуществляется своеобразный сложный синтез биологического и социального времен, в которых разворачивается человеческая жизнь. Даже набирая свойств времени социальное, психологическое время, очевидно, не имеет жесткой единой направленности, которую имеет время истории, время культуры. Не имеет он и полнейшей необратимости. Мы всегда возвращаемся на круги своя, мы хотим начать все сначала, мы верим, что можно себя обмануть и жить параллельно в разных ценностных измерениях дома и на работе, с друзьями и любимыми. 
Психологическое время есть довольно асимметрическим относительно событий прошлого, настоящего и будущего, поскольку находится под непосредственным влиянием эмоциональной жизни личности. Благодаря чувствам возникают определенные желания, стремления, смыслы, устанавливаются временные ориентиры. Это течение эмоций лишь на первый взгляд выглядит хаотичным. На самом деле эмоциональная сфера, с которой так любят работать психотерапевты, подчиняется определенным закономерностям, детерминируя в свою очередь личностное мироздание.
Бывает, человек живет некоторое время, целиком погрузившись в прошлое, растворяясь в воспоминаниях. Потом наступает другой период, и она, как в юношеские годы, оказывается в плену будущего, лишь планируя, надеясь, прогнозируя. А со временем он начинает ощущать каждый миг настоящего, каждое впечатление, каждую мысль, которые помогают ему жить здесь и теперь, не оглядываясь.
Готовность к восприятию собственного личностного становления, расцвета и угасание во всей его неизбежности, противоречивости и неравномерности никому не дается от бога. Без постоянного соотнесения сегодняшней жизни с пройденным, пережитым, без попыток заглянуть в будущее человек есть безоружным перед каждой очередной напастью. Лишь осознанное отношение к времени собственной жизни стимулирует поиск конструктивных выходов из кризисных ситуаций.

Реальность как психологическое время
Каким образом мы сознаем ту реальность, которую называем психологическим временами? Оказывается, благодаря переживаниям. Само переживание является формой презентации этой координаты жизненного мира личности. Психологическое время тем более не совпадает со временем физическим, чем активнее есть процесс субъективного отображения действительности с его эмоциональностью и лицеприятием. Неделя может тянуться бесконечно, а отдельный день этой же недели - промелькнуть мгновенно. Иногда мы хотим остановить время, чтобы удержать миг наслаждения, а бывает, умоляем высшие силы помочь сдвинуть из места, хотя что-то изменить в этой невыносимой действительности, которая будто навеки застывшая.
В зависимости от того, как человек на определенных этапах жизни уплотняет, расширяет, суживает, ускоряет, или замедляет ход собственного психологического времени, он по-разному видит окружающий мир и самого себя, находится с этим миром в согласии или конфронтации, принимает собственную индивидуальность, или возражает ей, стремится к самосовершенствованию. [13]
Достижение личностной гармонии предусматривает соотношение психологического и метрического возраста, своевременность включения в личностное время и времени индивида, и социально-исторического времени лица. Мера авторства жизненного пути является показателем создания все более гармоничной структуры.
Для человека реальностью есть также время его поколения, класса, нации, государства. Имеют определенный статус и время существования конкретной семьи, и время, которое фиксируется в родословной. Каждый знает, как может актуализироваться время, которое он пережил в студенческие года, в армии или во время пребывания в школе.
Психологический возраст не является возрастом биологическим, он почти никогда полностью не совпадает с возрастом паспортным, метрическим, акушерским. Это отношение человека к себе сквозь призму психологического времени, это удовлетворенность или неудовлетворенность собой на тех отрезках жизненного пути, которые уже перейдено.
Человек может быть биологически уже немолодым, а психологически еще и до сих пор инфантильным, или, наоборот, в довольно молодые годы приводить в удивление окружающих профессиональной, гражданской, личностной зрелостью. Как известно, биологическое, социальное и психологическое развитие происходят довольно гетерохронно, но это далеко не единая причина такого несовпадения человеческих возрастов.
Люди очень отличаются одним от другого в своем переживании настоящего. Для кое-кого настоящее время его жизни длится часы, даже минуты, быстро переходя в прошлое и вытекая с будущего. А кое-кто будто совсем не ощущает течения времени, и настоящее для таких людей может длиться месяцы и годы.
Так называемое мгновенное настоящее есть характерным, прежде всего для мужнин, тогда как расширенное настоящее является прерогативой женского пола. Следует заметить, что, кроме половых, существуют также яркие индивидуальные отличия.




















НАСТОЯЩЕЕ СОБЫТИЕ И СОБЫТИЙНОСТЬ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА
Содержание психологического времени связано с наполняемостью жизни значащими событиями, яркими переживаниями. 
Событиями определяются масштабы хода этого очень непростого времени.
И. Кант считал, что большое количество впечатлений, которые человек получает за определенное время, субъективно делает это время продолжительнее. Измерить психологическую продолжительность времени количеством событий, которые осознаются, предлагал и французский философ ХІХ ст. Г. Гюйо. Именно этим он объяснял переживание множества событий во сне, которое может длиться всего несколько секунд.
В детстве статусом событий наделяются повседневные впечатления, которые для взрослого остаются почти незаметными. Поэтому и время в детстве длится бесконечно. С годами количество событий существенно уменьшается, и течение времени тормозится.
Каждое заметное жизненное событие стимулирует человеческую способность одновременного видения значительных периодов жизни, их глубинного понимания. Кризисные жизненные ситуации обязательно нуждаются в таком перспективном и ретроспективном взгляде на собственную историю и настоящее. Новый год, день рождения, годовщина смерти близкого человека, другие значащие для личности циклы провоцируют развертывание более или менее осознаваемых обзоров жизни в целом.
Все мы живем вместе с тем в разных рядах последовательных событий, как делал замечание П. Фресс в работе «Психология времени». И все эти ряды последовательных событий имеют собственный порядок и интервалы.
Существует ряд событий родственной жизни с браками, рождениями, кончинами, разводами; звено событий профессиональной жизни, которое включает получение образования, трудоустройство, карьерные перемещения, руководящие должности, освобождение, выход на пенсию; цепь событий политических, что их переживает страна. 
Психологическое время имеет множество временных координат, которые не совпадают одна из одной. [5]
В жизни каждого человека бывают периоды, наполненные событиями, когда он живет напряженно, интенсивно, много в чем изменяя обычные стереотипы, испытывая новые ритмы. Такие периоды изменяются полосами относительного штиля, почти полнейшего покоя, когда ничего нового не происходит, и кажется, будто время остановилось.
Некоторые личности не могут выдерживать сплошной покой. Такая жизнь кажется им невыразительной, бесцветной, монотонной. Они скучают без неожиданностей, ищут приключений, провоцируют возникновение любых, лишь бы событий. Другие люди, наоборот, считают за счастье, хотя бы немного пожить спокойно, без перемен. Именно так они отдыхают, набираются сил, только в такой обстановке способные на творческие проявления.
Если припомнить последние две - три недели жизни и определить события, которые за это время переживались, то можно увидеть, что одни из них мы считаем важными, на другие почти не обращаем внимания. Наши оценки зависят от этапа жизненного пути, от общей удовлетворенности собой, от принадлежности перспектив и многих других факторов.
Как припоминает основатель Третьей Венской психотерапевтической школы В. Франкл, узнике концлагеря также ощущали искривленность чувства времени. В лагере небольшая единица времени, например день, который состоял из ежечасных страданий и усталости, выдавался бесконечным. А более, большие единицы времени, например, неделя, казалось, миновали очень быстро.
Отдельные периоды жизни могут выдаваться человеку невыразительно короткими именно потому, что переживание настоящих событий не осознается в их связи с событиями прошлого, или неизвестным остается содержание этих событий для будущего, их значение для окружающих.
Для личности важно видеть актуальные межсобытийные связи, чтобы переживать собственную интегрированность в психологическом времени. Зная о причинах сегодняшних событий, ощущая их связь с событиями, которые переживались в прошлом, и с целями, которые приближают будущее, человек, осуществляет временную личностную интеграцию. Именно поэтому так важно знать, диагностировать вероятность, количество, относительную продолжительность актуальных связей между событиями.
Масштаб события определяется влиянием, которое это событие в представлении человека имеет на жизнь в целом, на главные сферы самопроявления. Недаром А. Адлер акцентирует внимание на первых событиях, которые человек запоминает в своей жизни. События, зафиксированные в памяти с детства, остаются очень близкими главным жизненным интересам и вкусам. Зная содержание этих событий, мы иногда можем вообразить себе общую цель и стиль жизни. Упоминая первые события, их участников, определенную атмосферу, свои впечатления, человек бессознательно говорит о своем личностном направлении, о жизненных целях настоящего, показывает свое отношение к окружающим.
Человек переживает ценность отдельного события в ее непосредственной связи с прошлым и будущим. Все события, впечатление, желание, ожидания объединяются в целостную картину настоящей жизни, озаренную особым содержанием того, что уже состоялось или еще предполагается.
Каждый миг потенциально несет в себе возможности расширения к границам человеческой жизни, так как время жизни никогда не бывает векторно-направленным от прошлого в будущее. Настоящее событие будет оставаться настоящим до тех пор, пока оно будет оставаться личностно-значащей, действительно актуальным. Чтобы стать прошлым, это событие должно потерять свою современную, острую значимость, изменить модальность.


Я - властитель своего будущего
Ведущей потребностью личности является потребность выходить за собственные пределы, овладевать будущим. Постоянная незавершенность является характерной чертой психологической организации личности, внутренним условием ее способности развиваться. 
Мы даже себе не воображаем, в какой мере наше будущее влияет на настоящее, как ожидание успеха или поражения, выздоровление или еще страшного диагноза неосознанно подталкивает к выбору способа действия. Наши сны, фантазии, о которых никто не догадывается, сокровенные мечты, непостоянные представления - все это исподволь готовит грунт для выбора того или того варианту развития, помогает или мешает разорвать запертый круг родительского сценария.
К известнейшим формам самопрогнозирования относят мечты, предчувствие, надежды, временной кругозор, жизненные цели и жизненную программу. Психологи считают мечту наглядным чувствительным образом желательного будущего, которое воспринимается человеком как что-то очень интимное и довольно ярко переживается. Мечты бывают пассивными, далекими от реальности, но и бывают активными, что мотивируют поведение. Если внешние условия не являются благоприятными для достижения определенной цели, именно в мечтах человек одолевает препятствия, создавая для себя фантастические, сказочные возможности самопроявления.
Предчувствием называют эмоциональное предусмотрение, предсказание. Человеку кажется, что в скором времени что-то должно случиться: радостное, ожидаемое или ужасное, опасное. Далеко не все предчувствия оправдываются, и далеко не все люди обращают на них внимание. Бывает, что предчувствия очень мешают человеку, который находится в невротическом состоянии, реалистически посмотреть вокруг, ощутить в себе решительность действовать. Будничные предчувствия, особенно по поводу ближайших, наиболее дорогих людей, навряд ли нужно игнорировать. Наше несознательное способно анализировать такие мелкие детали, которые мы просто не замечаем, и сигнализировать нам о возможных событиях. Предчувствия влияют, прежде всего, на актуальные установки, на мотивацию наших поступков.
Надежда имеет огромный энергетический потенциал, согревая пасмурное настоящее, помогая человеку пережить повседневные драмы. Надежда более стойка, чем мечта, ее может хватить на целую жизнь. Надежда создает жизненный горизонт: мы можем не знать, достигнем ли когда-то нашей цели, не воображать путей приближения к ней, но надеясь, мы ощущаем, что сил нам хватит. Подчеркивая значение надежды для человека, особенно если она находится в кризисном состоянии, укажем, что потеря надежды резко снижает иммунитет и может стать причиной тяжелого заболевания, даже смерти. [17]
Единицей анализа жизненной программы есть причинно-целевая связь в субъективной картине жизненного пути. Жизненная программа предусматривает сознательное отношение к жизни, т.е. определенный уровень произвольной регуляции поведения. Она включает систему жизненных планов, которые учитывают и внешние обстоятельства.
Есть люди, для которых характерны, прежде всего, эмоциональные предчувствия будущего, почти невыразимые мечты, а есть и личности, которые трезво и последовательно планируют каждый свой шаг, записывая детали прогресса к желательной цели. И каким бы образом мы не старались приблизить собственное будущее, важно помнить, что много в чем оно является следствием настоящего, логическим продолжением прошлого, и здесь ни судьба, ни счастливый случай не являются решающими.

Кризисы, без которых не обойтись
Первым кризисом, с которым сталкивается человек, есть кризис рождения, во время которого происходит серьезная конфронтация со смертью. Ясная вещь, человек ничего об этом испытании не помнит, но и ход беременности, и характер родов отбиваются на всей дальнейшей жизни.
Исследователи этой проблемы, среди которых следует назвать, прежде всего, С. Грофа, считают, что если роды проходили без патологии, а уход за ребенком после них был чутким, человек имеет почти клеточную уверенность в себе, веру в возможности одолевать препятствия. Люди, которые родились с помощью кесарского разреза, не совсем готовы к жизнь, лишены выносливости в борьбе. Они не воображают, чего ждать от окружающих, поскольку весь мир для них похож на утробу, которая обеспечивает все нужное.
Дети, которые родились под анестезией, при мануальном вмешательстве, применении щипцов, способны энергично начинать определенные дела, но позднее их энергия куда-то рассеивается, теряется, они теряют веру у себя и вынуждены искать помощи извне. Имеет значение каждая деталь, которая обеспечивает родовую активность, и потому психологическая поддержка матери есть самостоятельной важной проблемой.
Переживая криза рождения, человек отделяется от матери физически, не отделившись биологически, а тем паче психологически. Эта зависимость будет длиться еще довольно длительное время. Главным новообразованием, которое возникает после завершения кризисного этапа, есть формирования индивидуальной жизни, в которой ребенок понуждается по возможности более к тесному взаимодействию с ближайшим взрослым. Беспомощность грудного ребенка превращает каждую его потребность в потребность в другом человеке, как делал замечание еще Л.С. Выготский. Если потребность в общении с взрослым не удовлетворяется надлежащим образом, наблюдается такое страшное явление, как госпитализм.
Социальная ситуация развития ребенка к году является ситуацией неразрывного единства ребенка и взрослого, ситуацией мы. В таком эмоциональном комфорте ведущей деятельностью есть эмоционально непосредственное общение, во время которого взрослый формирует у ребенка потребность в другом человеке.
В конце первого года жизни возникает новая кризисная ситуация. Ребенок внезапно начинает обнаруживать непослушание, которое кажется намеренным. Его противопоставление себя взрослому иногда происходит очень ярко, интенсивно, сильно. Обязательно возникают элементы регрессии, т.е. временного возвращения к прошлым стадиям развития. Ребенок может отказаться ходить, если уже ходил, перестать произносить те отдельные слова, которые уже знал.
Так каждый из нас начинал когда-то делать свои первые шаги к самостоятельности, так мы демонстрировали свое желание быть понятными, так просыпалась далеко несознаваемая потребность в свободе. Новообразованиями этого кризиса есть аффективно заряженные представления, которые мотивируют поведение даже вопреки влияниям среды. Теперь просто навязать ребенку свою волю невозможно, поскольку индивидуальная жизнь становится уже не такой диффузной, как сначала, и можно увидеть первые проявления субъектности.
До 1,5 лет ребенок избирает для себя общее доверие или недоверие к миру. Как делает замечание автор популярной теории Э. Ериксон, доверие есть очень важным качеством, и человек может подкармливаться всю жизнь из источника надежды вместо колодца печали. Доверие является основой для формирования положительного самоощущения, желание идти навстречу новому, усваивать новый опыт, новые формы активности.
К следующему кризису человек переживает важный этап открытий и побед. Он начинает по-настоящему говорить, ходить, его ведущую деятельность называют предметно-инструментальной, поскольку интенсивности знакомства с внешней действительностью можно позавидовать. Ступеньки стремятся, чтобы по ним спускались; дверь хотела, чтобы их отворяли; каждая вещь не оставляет ребенка равнодушным, притягивая или отталкивая. Возникает самосознание, формируется образ «Я».
Дальше переживается знаменательный кризис трех лет, среди симптомов которого чаще всего называют негативизм, упрямство, своенравность, обесценение взрослых, протесты, бунты, стремление к деспотизму. Еще недавно спокойный, послушный ребенок становится непонятным, строптивым, злым, несчастным. Он отказывается делать даже то, что всегда делал с удовлетворением. Завоевывая собственную свободу, без которой развитие личности вообще невозможно, ребенок демонстрирует свое непослушание, даже в ущерб собственным желаниям. [10]
Если раньше ребенок ждал, прежде всего, понимания со стороны взрослого, теперь он хочет, чтобы признали его независимость, самостоятельность, которую он еще не может адекватно проявить. Такое бремя ложится, прежде всего, на родителей, которые не умеют быстро перестроить свои взаимоотношения с маленьким деспотом, не всегда понимают, как важно прислушаться к этому манифесту самостоятельности.
Иногда взрослый человек не умеет в благоприятных ситуациях отвечать отказом, говорить спокойно и твердо «нет». Как во время предыдущего кризиса могло возникнуть отрицательное новообразование, которое его можно назвать недоверием к миру, так и сейчас вместо чувства автономии может сформироваться неуверенность в себе, лишняя стыдливость.
Дошкольное детство является периодом господства игровой деятельности, в которой ребенок решает главное разногласие прошлого кризиса, становясь самостоятельным, моделируя человеческие взаимоотношения, выходя за границы семейного круга в мир взрослых людей. Образ «Я» в самосознании становится центром вселенной, критерием всех суждений. Первое сознательное вранье знаменует детское желание установить определенную дистанцию между собой и окружающими, спрятаться от заинтересованных глаз мира, как формулирует исследователь этой проблемы Беккер. Главным новообразованием становится первый абрис будущего мировоззрения: все, что ребенка окружает, в том числе природа, является результатом человеческой деятельности.
В шесть - семь лет разворачивается новый кризис. Ребенок теряет бывшую простоту и непосредственность, единство внутреннего и внешнего, такую характерную для искреннего, открытого дошкольника, который что переживает, то и демонстрирует. Теперь ребенок будто открывает для себя собственные эмоции: не только сердится, а и наблюдает, как он это делает; не только смеется, а и старается увидеть себя другими глазами.
Новый образ жизни, связанный со школой, существенно влияет на ход кризиса. Происходит переоценка ценностей, формируется новое отношение к миру, возрастает произвольная регуляция поведения. Среди главных симптомов этого кризиса следует назвать потерю непосредственности и манерность. Взрослому кажется, что ребенок притворяется, что-то скрывает, душа его остается закрытой даже для ближайшего окружения. Когда ему плохо, он старается это не показать, замыкается и становится неуправляемым.
Важно не допускать формирования у ребенка чувства вины за неосмотрительную любознательность, поскольку вина может остаться на долгие года, стимулируя, подкармливая недостаточно положительное отношение к себе, поддерживая совсем не конструктивное самоосуждающее сознание.
Младший школьный возраст является возрастом, когда очень важными становятся взаимоотношения с ровесниками, значащей - позиция «Я как все». Ребенок изучает правила, нормы, ориентируется в своем поведении на внешние оценки. Отношение к себе зависит от того, каким образом составляются отношения с товарищами.
Следующий кризис - это кризис подросткового возраста. Этот кризис недаром считают острейшим среди кризисов. Происходит мощная эндокринная перестройка организма, тело выходит из-под контроля, человека неожиданно охватывают архаические эмоциональные состояния, которые почти не контролируются. Обучения ухудшается, трудоспособность снижается, интересы угасают, негативизм по отношению к старшим не знает границ. Внутренние драмы, которые переживает подросток, часто намного более сложны, чем внешние конфликты, которых также немало. Внутренний мир с его глубинами становится реальностью, которая важнее за все другое. Во всякое время возникают все новые и новые проблемы, которые надо решать самому, наедине с собой. Этот кризис является кризисом самоосознания, когда человек приобретает чувство собственной индивидуальности.
Отрицательная фаза кризисного периода заканчивается с завершением телесного созревания. Возникают новые источники радости - это и приключения, и искусство, и дневники, и стихи, и бесконечные разговоры с ближайшим товарищем, проникновение в жизненный мир другого, и мечты, значение которых тяжело переоценить. В настоящее время происходит выбор между чувством определенности собственного «Я», формированием, так называемой Эго-идентичности и чувством диффузии, размытости, неопределенности ролей. Если ощущается ролевая спутанность, возможные регрессия на инфантильный уровень развития, рост тревожности, страха перед общением, противоположным полом, враждебность к общественным требованиям.
Окончание школы является событием, которое для многих юношей становится стартовым для переживания очередного кризиса - кризиса начала, когда происходит пересаживание корней на самостоятельный грунт. [13]
Экспериментально доказано, что именно в юношестве фиксируются наиболее низкая удовлетворенность смыслом жизни, острейшая неуверенность в себе, переживается тяжелое состояние общей неопределенности. Человек оказывается на пороге новой, самостоятельной жизни, ощущает непривычный груз ответственности за каждый свой шаг, хочет понять свое назначение, ощутить, куда именно следует двигаться, что делать.
Идеалы имеют то же значение для юноши, что и будничность. Окружающий мир должен к идеалам тянуться, его надо спасать, поэтому так волнуют героические поступки, подвиги. 
Человек в 16-17 лет имеет отдаленные жизненные цели, связанные с работой, продолжением обучения, социальным продвижением, семьей. Но всегда есть несогласование отдаленных целей с актуальной жизненной ситуацией, как показывает в своих исследованиях Е. Головаха. Самоопределение не может происходить без самоограничений. Выбор профессиональной деятельности есть вместе с тем и сужением перспектив, отказом от множества других возможностей. 
Приблизительно в 23 года наступает время для нового кризиса. Человек избирает между «Я»-реальным и «Я»- идеальным. Он уже не удовлетворяется мечтами, ему надо действовать, активно искать путь до чего-то уникального, неповторимого, своеобразного.
Главная задача - это построение «плана на всю жизнь», и это планирование происходит из максималистских позиций. Профессия, семья, друзья, любимый человек - все должны быть наилучшими, такими, которых еще ни у кого и никогда не было. Будущее не страшит, разнообразие перспектив кажется исполинским. Повседневные заботы о мужчине, женщине, маленьких детях становятся героической повседневностью. Жадность жизни питает не совсем реалистический оптимизм.
Следующий кризис связывают приблизительно с возрастом Христоса. Прошлый энтузиазм корректируется опытом первых неудач, разочарований, сомнений. Человек начинает понемногу понимать свои ограничения, свои реальные возможности. Изнурительный волюнтаризм уже не удовлетворяет, жесткие самоограничения исподволь исчезают.
Происходит коррекция тех самых планов, которых было множество во время переживания предыдущего кризиса. Большинство из них оказалось нереализованными, и человек ощущает, что ему позарез нужно все начать сначала: найти новую работу, возможно, переехать на какое-то новое местожительство, а возможно и развестись, выработать новый стиль жизни.
Если на предыдущем этапе важно было найти свое дело, то теперь, даже когда не возникает потребности искать что-то совсем новое, необходимо набрать высоты на избранной околице, а это совсем не так легко, как когда-то казалось.
Приближение к зрелости не исключает возможностей дальнейшего психического развития. И восприятие, и интеллект могут улучшаться с возрастом, поскольку они много в чем зависят от мотивации деятельности, ее соответствия нуждам, интересам, идеалам.
Зрелую личность характеризует реализация тех планов, которые возникают. Личностный уровень зрелости предусматривает развитие чувства собственного достоинства, которое не возражает признания в другом человеке неповторимой индивидуальности, самоценности. Человек понемногу учится любить и оставаться независимым, любить и не ограничивать свободу возлюбленного.
В 37-40 лет разворачивается кризис, который называют кризисом середины жизни. Это период экстраординарного роста и внутренних изменений, который недаром сравнивают с подростковым возрастом. Его называют вторым и последним шансом сделать свое дело, пропеть свою песню. Максимальные ожидания со стороны социума объединяются с реорганизацией личностных черт, консолидацией интересов, целей и обязанностей.
В преклонном возрасте, как в детстве, кажется, что время не принадлежит человеку. Главной жизненной целью становится желание спокойно дожить, или даже спокойно умереть. Отсутствие перспектив существенно влияет на здоровье и долголетие. Приблизительно в 65 лет человек переживает кризис «Я-интеграции».
Как считает Э. Эриксон, лишь человек, который научился думать о других, адаптировалась к поражениям и победам, неминуемым на жизненном пути, способен пережить собственную целостность, так называемую «Эго-интеграцию». Это душевное состояние является состоянием уверенности в том, что жизнь имела и имеет смысл, что оно было единым и неповторимым, что происходило все, что должно было происходить.
Отношение человека к миру и человечества предопределяет его отношение к жизни и смерти. Личность всегда стремится выполнить жизненное назначение, дойти до закономерного конца в каждой значащей деятельности. 

2.3. Событийная детско-взрослая общность
Событийная общность проявляется как кратковременное состояние группы. Она может возникнуть внутри существующей социальной группы (класс, клуб, команда и пр.), в результате эмоционального сближения, «чувства общности» в общей деятельности, эмоциональном переживании, или в рамках новой неформальной кратковременной общности (тренинговая группа, игровая общность, случайная встреча и пр.). Часто она возникает в условиях ценностно-смыслового, позиционного коллективного обсуждения и осмысления общих, значимых для всех вопросов и событий, в групповой рефлексии.
Событийная общность может быть охарактеризована как совместное бытие, как соприкосновение жизней (бытия) нескольких людей, пересечение их в общем эмоционально-психологическом и ценностно-смысловом пространствах, которое ощущается ими как встреча Я - Ты (М. Бубер), духовная общность, чувство «МЫ». Со-бытийная общность начинается с эмоционального восприятия субъектом другого (других), как значимого и интересного человека, с возникновения общего пространства взаимодействия в котором каждый находит «себя в другом» и «другого в себе», где происходит открытый диалог на уровне смыслов.
Событийность это качественная характеристика малой первичной группы, как ее особого состояния, с обязательным выходом на осознание своих ценностей и смыслов каждым участником. Осознание смысла события происходит в процессе функционирования общности и после, как осмысление произошедшего для себя.
Событийная общность это категория не постоянная, она носит для человека «мерцательный» характер. Члены общности ощущают единство, значимость происходящего для всех, формируется чувство «Мы», «как семья». В то же время, в событийной общности человек испытывает высокое эмоционально-интеллектуальное напряжение, пребывание в ней часто может выводить человека на феномен «прозрения» и «открытия» нового знания для себя, индивидуального смысла, нового опыта самореализации, такие «открытия» стимулируют человека пересматривать свою реальность, свое бытие.
Событийная общность после разрушения ее в пространстве и времени надолго остается в субъективном мире человека, появляется как некая «ситуация образец» открытых отношений и совместного ценностно-смыслового поиска, ценный опыт, ориентир для самоопределения и самореализации. 
В психологию образования понятие со-бытийной общности ввели В.И. Слободчиков и Г.А. Цукерман, отмечавшие что проблема общности является не только социальной или исторической, а при более глубоком рассмотрении, является глубоко жизненной, личностно-смысловой проблемой. [17]
В педагогике понятие детско-взрослой общности представлено в работах Л.И. Новиковой, ее соратников и учеников, рассматривающих общности в контексте детского коллектива, авторы отмечают, что любой детский коллектив имеет двоякую структуру – выступает как организация, система формальных связей и отношений, с другой стороны проявляется как общность, система эмоционально-психологических связей и отношений.
Рассматривая понятие детско-взрослой общности в образовательном пространстве, на пересечении педагогических и психологических подходов в науке и практике, представляется значимым затронуть ряд вопросов.
Воспитание и развитие в общности предполагает, что ребенок является одновременно членом нескольких общностей, групп, коллективов. На каждом возрастном этапе человек вовлечен в разнообразные общности, в каждой из которых для него складывается уникальная социально-психологическая ситуация межличностного взаимодействия, особые условия для его воспитания и развития. Развитие и воспитание в общности проходит в двух аспектах: через вхождение в различные общности и социальные группы; через смену базовых для развития человека общностей на каждом возрастном этапе.
Особое значение имеет со-бытийная общность, которая проявляется в социальных общностях, имеет особые качества в базовых событийных общностях для каждого возраста. В событийной общности происходит пересечение индивидуального Я человека с внешним миром. Событийная общность человека с другими людьми, как естественно складывающаяся, не задаваемая внешними атрибутами, дает возможность проявиться внутренней спонтанной активности, выйти на авторские способы самореализации во вне, обеспечивает становление субъектности. 
В.И. Слободчиков определяет событийную общность необходимой ситуацией развития человека - «Полнота связей и отношений между людьми обеспечивается только в структуре событийной общности, основная функция которой – развитие. Событие есть то, что развивает и развивается; результат развития здесь - та или иная форма, тот или иной уровень индивидуальной коллективной субъектности».
Событийная общность может быть проявлена для участников общности как жизненное событие, где произошло открытие, родилось новое знание, видение, понимание себя и другого, появился новый опыт деятельности.
А. С. Макаренко описал «метод взрыва» - создание ситуации с особо сильными впечатлениями, эмоциональными переживаниями отдельного члена коллектива и всеми воспитанниками совместно, которая меняет человека, его отношение к миру и к самому себе. Отмечая роль «метода взрыва в целостном процессе воспитания коллектива и отдельной личности А. С. Макаренко пишет: «…Я никогда не придавал особенного веса эволюционным путям. В опыте своем я убедился, что как бы здорово, радостно и правильно не жил коллектив, никогда нельзя полагаться только на спасательное значение одной эволюции, на постепенное становление человека… В эволюционном порядке собираются, подготовляются какие-то предрасположения, намечаются изменения в духовной структуре, но все равно для реализации их нужны какие-то более острые моменты, взрывы, потрясения… я не имел право организовывать такие взрывы, но, когда они происходили в естественном порядке, я видел и научился учитывать их великое значение». По-видимому, событийная общность как значимая и эмоционально проживаемая ребенком ситуация, имеет много общего с предложенным А.С. Макаренко методом.
В событийной общности, с одной стороны происходит формирование живых связей, общего ценностно-смыслового пространства, взаимного интереса и взаимопринятия; с другой стороны формируется свободная субъектная позиция каждого участника, в совместной деятельности и общении. По В.И. Слободчикову в событийной общности одновременно должны функционировать процессы отождествления (формирование связей) и обособления (их разрушение, перевод в осознанное отношение на основании собственных ценностей и смыслов). 
Детско-взрослая общность - явление социально-педагогическое, в ней протекают процессы, задаваемые и управляемые педагогом и самопорождающиеся, присущие внутренним законам развития открытой системы. Ее влияние на участников во многом непредсказуемо, важно, что она характеризуется свободным характером отношений, при котором воспитанник не только стремиться соответствовать нормам и правилам общности (т.к. она значима для него), но и самореализоваться в деятельности и общении, исходя из личной позиции, инициативы.
Событийная общность включает взрослых и детей в общий ход взаимодействия, как со-бытия, который разворачивается благодаря замыслу и плану группы организаторов, в тоже время развиваясь стихийно, так как не может быть жестко заданных обязательных форм проживания со-бытия, определена лишь возможная их вариативность. Важна ориентация педагога на настроения и интересы воспитанников в проживании образовательной ситуации. Живая связь возникает в процессе общего проживания нового бытия, постоянной рефлексивной деятельности с осмыслением всего происходящего для меня (Я) и для нас (Мы), с большим темпом и высокой интенсивностью течения жизни. Основными признаками событийной общности являются: событийность, совместность бытия равных индивидов, встреча заинтересованных друг в друге и в общем бытии субъектов; добровольность участия, свободный вход и выход; свобода и равенство участников, определяющих свою позицию; открытое межпозиционное взаимодействие; общие целевые ориентации, устремления общности; ценностно-смысловое пространство, формируемое самой общностью в межпозиционном взаимодействии участников и значимое для всех; рефлексивные процессы, в ней осуществляется индивидуальная и групповая рефлексия, позволяющая воспитанникам осознавать происходящие в общности процессы и явления, выводить их на индивидуальное самоопределение. [19]
Важно помнить, что общность это живое образование, она формируется самими участниками в свободном общении равных субъектов, здесь нет предписанных норм и правил, они формируются самими участниками в открытом межпозиционном диалоге, в интересной «захватившей» всех деятельности. Общность рождается вместе с субъектами ее образующими, остается в их внутреннем мире.















ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Событийность судьбы составляют сами события и обстоятельства жизни, поступки и дела человека. Основная событийность жизни обычно составляет незамысловатый сюжет: «родился, получил образование, создал семью, сделал карьеру, воспитывал внуков, умер». 
Судьба реализуется как целостное самоосуществление творческой уникальности человека его собственными усилиями - рефлексивными и творческими. Эти динамические характеристики судьбы создают внутренний тонус его жизни. Рефлексивные усилия направлены на то, чтобы человек за внешней фактурой своей жизни, событийности, осознавал свои переживания и их смысл по отношению к своей миссии. Творческие усилия направлены на реализацию миссии в реальных событиях. [1]
Жизненный путь личности включает жизненный цикл индивида, а жизненный цикл, в свою очередь, включает онтогенез. Событиями определяются масштабы хода этого очень непростого времени.
Каждое заметное жизненное событие стимулирует человеческую способность одновременного видения значительных периодов жизни, их глубинного понимания. Кризисные жизненные ситуации обязательно нуждаются в таком перспективном и ретроспективном взгляде на собственную историю и настоящее. Новый год, день рождения, годовщина смерти близкого человека, другие значащие для личности циклы провоцируют развертывание более или менее осознаваемых обзоров жизни в целом.
В жизни каждого человека бывают периоды, наполненные событиями, когда он живет напряженно, интенсивно, много в чем изменяя обычные стереотипы, испытывая новые ритмы. Такие периоды изменяются полосами относительного штиля, почти полнейшего покоя, когда ничего нового не происходит, и кажется, будто время остановилось.
Масштаб события определяется влиянием, которое это событие в представлении человека имеет на жизнь в целом, на главные сферы самопроявления. Недаром А. Адлер акцентирует внимание на первых событиях, которые человек запоминает в своей жизни. События, зафиксированные в памяти с детства, остаются очень близкими главным жизненным интересам и вкусам. Зная содержание этих событий, мы иногда можем вообразить себе общую цель и стиль жизни. Упоминая первые события, их участников, определенную атмосферу, свои впечатления, человек бессознательно говорит о своем личностном направлении, о жизненных целях настоящего, показывает свое отношение к окружающим.






















СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Варламова Е.П. Работа с экзистенциальными феноменами в рефлексивной судьбологии. Журнал практического психолога, #5-6, 2001 г.
Эпштейн М. Поступок и происшествие. К теории судьбы // Вопросы философии, 2000, № 9. 
Адлер А. Понять природу человека. – СПб.: Академический проспект, 1997.
Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – М.: Наука, 2000.
Братусь Б.С. Русская, советская, российская психология: Конспективное рассмотрение. – М.: Флинта, 2000.
Бурлачук Л.Ф.., Коржова Е.Ю. Психология жизненных ситуаций. – М.: Российское педагогическое агентство, 1998.
Гуманистическая и трансперсональная психология: Хрестоматия. - / Сост. К.В. Сельченок. – М.: АСТ, 2000.
Крайг Г. Психология развития. – СПб.: Питер, 2000.
Маслоу А. Психология бытия. – М., 1997.
Первин Л., Джон О. Психология личности. – М.: Аспект-пресс, 2000.
Петровский В.А. Личность в психологии. – Р.-н.-Д.: Феникс, 1996.
Практическая психология образования. – Под ред. И.В. Дубровиной. – М.: Сфера, 1998.
Психология личности в трудах зарубежных психологов - /Сост. А.А. Реан. - СПб.: Питер, 2000.
Психология личности в трудах отечественных психологов - /Сост. Л.В. Куликов – СПб.: Питер, 2000.
Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. – М.: Наука, 1997. 
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 1998.
Рубинштейн С.Л. Человек и мир, - М.: Наука, 1997.
Эриксон Э. Детство и общество. – СПб.: Летний сад, 2000.
Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М.: Прогресс, 1996.



Другие работы по теме: