Contribution to International Economy

  • Джейн Остин «Гордость и предубеждение».
Недавно в Англии был опубликован список самых популярных женских романов за последние 100 лет. Первое место в нем занял роман Джейн Остин «Гордость и предубеждение».
У нас этот роман, к сожалению, не пользуется такой популярностью, хотя и достоин находиться в числе лучших переводных романов как классической, так и женской литературы.
Это можно объяснить тем, что имя Джейн Остин стало известно в России относительно недавно. Лишь в 1967 году издательством "Наука" Академии Наук СССР в серии "Литературные памятники" впервые на русском языке был опубликован роман этой блистательной английской писательницы 19 века –
"Гордость и предубеждение". До этого о Джейн Остин не слышали не только рядовые читатели - ее имя даже не упоминалось на курсах зарубежной литературы филологических факультетов высших учебных заведений нашей страны.
Само появление романа в "Литературных памятниках" говорило о многом: в этой серии издавались лучшие произведения мировой классической литературы, а к работе над ними привлекались лучшие специалисты, которые обеспечивали прекрасные переводы, тщательно выверенные сведения об авторах, литературоведческие статьи и обширные научные комментарии и примечания к текстам.
Хотя тираж книги Джейн Остин в серии "Литературные памятники" по тем меркам был небольшим - всего 20 тысяч экземпляров, и разошелся он в основном по специализированным библиотекам, - дело было сделано: английская писательница Джейн Остин стала известна в России. Вслед за "Гордостью и предубеждением" начали переводиться и издаваться ее остальные романы уже более обширными тиражами, доступными массовому читателю.
К сожалению, последующие переиздания "Гордости и предубеждения" другими издательствами не включали в себя интереснейший материал, сопровождавший публикацию этого романа в серии "Литературные памятники". В других изданиях предисловия (послесловия) к роману или вообще отсутствуют, или сильно сокращены, или переписаны заново. Та же участь постигла и развернутые примечания, которые разъясняли многие детали романа, давая обстоятельную картину жизни общества и быта мелкопоместного дворянства в Англии начала 19 века.
Хронограф
Хронограф жизни и творчества Джейн Остин: был опубликован в первом издании Джейн Остин на русском языке в серии "Литературные памятники"
И.Маршак
От переводчика романа " Гордость и предубеждение":
"Романы написаны удивительным языком, который дал некоторым англичанам повод говорить в наши дни, что у них был "только один по-настоящему большой мастер прозы - Джейн Остин"
Н.Демурова
Джейн Остин и ее роман " Гордость и предубеждение":
"Джейн Остин принадлежит к тем редким художникам, которые появляются задолго до того времени, когда их достижения могут быть должным образом оценены"
Е.Гениева
" Чудо Джейн Остин": Современники Остен, в том числе самые благосклонные, были не слишком высокого мнения о ее сочинениях и искренне удивились бы, доведись им узнать, что их читают и почти два столетия спустя.
Уильям Сомерсет Моэм
" Романы Джейн Остен - развлечение в чистом виде"
Вальтер Скотт
"Эмма":"Знание жизни и особый такт в изображении характеро в, оторые читатель не может не узнать, чем-то напоминают нам достоинства фламандской школы живописи..."
Арнольд Кеттл
"Джейн Остин "Эмма" : «"Эмма" так же правдоподобна, как наша собственная жизнь, и в такой же степени конкретна… »
Дж. К. Честертон
" Раннее творчество Джейн Остин":
" Джейн Остин ничто не воспламеняло, ничто не вдохновляло и ничто не толкало ее к гениальности; она просто родилась гением..."
Хронограф жизни и творчества Джейн Остин

1775
16 декабря В Стивентоне (Сев. Хэмпшир) родилась Джейн Остин.
1782 Джейн и Кассандра Остин гостят в Оксфорде и Саутхэмптоне.
1784 Джейн и Кассандру посылают в Аббатскую школу в Рединге.
1785 Джейн и Кассандра возвращаются в Стивентон.
1795 Работа над «Элинор и Мэриэн».
1796 октябрь Начаты «Первые впечатления» (закончены в августе 1797 года)
1797 ноябрь Кассандра и Джейн с матерью гостят в Бате.
Начаты «Разум и чувство». «Первые впечатления» предложены издателю Кэддлу и отклонены им.

1797-1798 Работа над «Нортенгерским аббатством» («Сьюзен»).
1799 май-июнь Джейн с матерью гостят в Бате у Эдварда Остина
1801 Джордж Остин передает приход в Стивентоне своему старшему сыну Джеймсу. Осенью семейство Остин переезжает в Бат.
1802 Джейн и Кассандра проводят лето в Стивентоне и Мэнидауне.
сентябрь – октябрь Джейн и Кассандра гостят в Кенте и Стивентоне.
8 декабря Джейн и Кассандра возвращаются в Бат.

1803 Издательство «Кросби и К°» покупает «Нортенгерское аббатство». Поездка в Рэмсгейт и Лайм.Работа над «Уотсонами».
1805 Работа над «Леди Сьюзен»
январь В Бате скончался отец Остин.
1806 Семья Остин уезжает из Бата.
1807 Осенью семья Остин перезжает в Саутхэмптон
1809 Джейн и Кассандра с матерью переезжают в Чотэн (Хэмпшир)
1811 ноябрь Начат «Мэнсфилд Парк» (закончен вскоре после июня 1813 года).
В издательстве Т. Эджертона выходит ;«Разум и чувство» («Сочинение дамы»)
1812 июнь ноябрь
Джейн с матерью гостят в Стивентоне.
Т. Эджертон покупает «Гордость и предубеждение» («Первые впечатления»).

1813 январь ноябрь В издательстве Т. Эджертона выходит «Гордость и предубеждение» («Сочинение автора «Разума и чувства»»).
Вторым изданием выходят «Разум и чувство» и «Гордость и предубеждение».
1814 21 января
май
декабрь
Начата «Эмма» (закончена 29 марта 1815 года).
В издательстве Т. Эджертона выходит «Мэнсфилд Парк» («Сочинение автора «Разума и чувства» и «Гордости и предубеждения»»).
1815 январь
декабрь
Джейн и Кассандра гостят в Уинчестере и Стивентоне. Начата работа над «Убеждением».
В издательстве Д. Мэррея выходит «Эмма» («Сочинение автора «Разума и чувства», «Гордости и предубеждения» и пр. и пр.»). В Париже выходит первый перевод «Разума и чувства» на французский язык.
1816
март
Выходит очередной номер «Куотерли ревью» со статьей Вальтера Скотта об «Эмме». Выходит второе издание «Мэнсфилд Парка».
Летом закончено «Убеждение» (первый вариант). В Париже выходят первые переводы «Мэнсфилд Парка», «Гордости и предубеждения» и «Эммы» на французский язык.
1817
январь-март
27 апреля
18 июля Работа над «Сандитоном».
Джейн Остин составила завещание.
Джейн Остин скончалась в Уинчестере.
(опубликовано в первом издании Джейн Остин на русском языке в серии "Литературные памятники")
йн Остин
(1775 - 1817)
Jane Austen
Джейн Остен
Кратко о ее биографии: Джейн Остин (Остен) родилась 16 декабря 1775 года в Стивентоне (Хэмпшир, Англия), в семье небогатого сельского пастора. У Джейн было шестеро братьев. Ее лучшей подругой была сестра Кассандра, которая всю жизнь оказывала значительное влияние на творчество Джейн. В детстве и юности Джейн Остин много читала, среди ее любимых авторов были Филдинг, Стерн, Ричардсон, Вальтер Скотт, ее любимым поэтом был Джордж Крабб. Судьба Остин не блещет авантюрами и увлекательными приключениями; она не вышла замуж и провела всю жизнь в кругу любящих родственников. Джейн Остин прожила на свете неполных 42 года, умерла от неизвестной болезни и похоронена в Уинчестерском соборе. Последние месяцы ее жизни прошли в мучениях. По воспоминаниям друзей и родных, они не слышали от нее жалоб. Только однажды Джейн воскликнула: "Боже, дай мне терпения! Молитесь за меня!".
Атмосфера тихой провинции оказалась благотворной для творческого дара писательницы, подсказывая сюжеты романов, повествующих, по словам Остин, о жизни двух-трех семейств. Известны шесть ее романов: "Чувство и чувствительность" (1812), "Гордость и предубеждение" (1813), "Мэнсфилд-парк" (1814), "Эмма" (1816), "Нортенгерское аббатство" (1818), "Доводы рассудка"(1818). И, кроме того, существует ее малоизвестный роман в письмах "Леди Сьюзен". Написан 1793— 1794, год первой публикации 1871. А также ряд небольших менее известных новелл, таких как "Уотсоны" и "Сэндитон". Для исследователей ее творчества издают ее письма.
Остин была тонким психологом быта. Самой интересной темой для романов ей представлялась, по ее словам, "жизнь нескольких семейств, живущих в сельской местности". Она писала только о том, что знала, о том, к чему у нее лежала душа.
1. Pride and Prejudice - "Гордость и предубеждение":
Джейн Остен начала писать роман, который позже стал «Гордостью и предубеждением» в октябре
1796 и закончила его к августу следующего года; ей тогда было двадцать один. Немного известно об этой ранней версии книги из ее первоначального названия: «Первые Впечатления». Никакой копии того оригинала, насколько известно, не существует. Спустя три месяца после того, как мисс Остен закончила работу над книгой, ее отец предложил рукопись издателю в надежде, что она будет напечатана. Издатель отказался, даже не видя рукописи.
К счастью для всех ее поклонников, первый отказ не помешал мисс Остен, она продолжила писать; хотя, только зимой 1811 года, четырнадцати лет спустя после окончания «Первых Впечатлений», что она взялась за ту рукопись и начала пересматривать ее, переделав в ту книгу, которую мы знаем сегодня как «Гордость и предубеждение». Это произошло вслед за ее первой успешной публикацией – «Чувства и Чувствительности» 30 октября 1811. «Гордость и предубеждение» было гораздо более удачно, чем его более раннее воплощение; оно было принято для публикации и представлено миру 28 января 1813.
Имя Джейн Остен никогда не было приложено ни к какому из ее изданных романов в течение ее жизни, и титульный лист «Гордости, и предубеждения» выглядел так: «От Автора «Чувство и Чувствительность».
Впервые изданный в 1813 роман «Гордость и предубеждение» стал самым популярным романом
Джейн Остин. В книге повествуется о жизни в сельском дворянском обществе. Привлекательные барышни из
семейства Беннет нравятся всем, и, когда в округе появляется мистер Чарльз Бингли, он не просто очарован старшей из сестер Беннет, а по-настоящему влюбляется с первого взгляда. Но его сестры не одобряют его выбора, им кажется, что Беннеты слишком нетактичны и бедны. В этом их мнение поддерживает друг Бингли – Фицвильям Дарси, богатый и весьма достойный молодой джентльмен. И неожиданно он сам, Дарси, начинает понимать, что влюбляется в Элизабет, во вторую дочь семейства Беннет. Но тут в округе появляется мистер Уикхем, красивый молодой лейтенант, который знает кое-что о мистере Дарси, что очень может повредить последнему в глазах местного общества…
Образ Лиззи близок многим, она не столь идеальна, как Фанни Прайс, но она соединяет в себе живость, ум, привлекательность и здравомыслие. Она просто очаровательна, понимаешь, что одобряешь ее поведение, ее манеры, ее чувства, главное, ее ПОНИМАЕШЬ до самой глубины сердца.
Само название «Гордость и предубеждение» указывает читателям на то, как Элизабет и Дарси сначала воспринимают друг друга. Первоначальная версия романа была, вероятно, построена в форме обмена письмами.
Собственное мнение Джейн Остин относительно этой работы отразила в письме к своей сестре Кассандре немедленно после его публикации: «В целом ... я удовлетворена. Работа слишком легкая, яркая и искрится; ее требуется еще чуть оттенить. Ей требуется быть чуть более затянутой здесь, с длинной нравоучительной главой там, если это было бы возможно. Какая-нибудь торжественная показная ерунда, что-то несвязанное с основной историей: эссе о письме, критический анализ Уолтера Скотта или история Бонапарта, или что-нибудь, что образовывало бы контраст, принося читателю удовольствие от остального игривого стиля.
Роман экранизировался много раз, моя любимая версия знакома большинству российских почитателей романа, это фильм 1995 года производства BBC режиссера Саймона Лэнгтона с Дженефер Элле и Колином Фертом в главных ролях. (Подробнее от актерах можно прочитать на посвященных им сайтах, ссылки на которые приведены в конце этой страницы.) Все фотографии к роману "Гордость и предубеждение" приведены из данной экранизации.
2. Persuasion - "Доводы рассудка":
Роман «Убеждение» или «Доводы рассудка» был написан между августом 1815 и августом 1816. В это время, Джейн Остен начала страдать от болезни, которая в июле 1817 в возрасте 42 заберет ее жизнь. Она не увидела свою публикацию, которая которая вышла в том же году после ее смерти.
«Доводы рассудка» и «Нортенгерское Аббатство» были изданы вместе братом мисс Остен, Генри Остеном, который долгое время был литературным агентом работ своей сестры. Именно он выбрал название для этого романа, и к сожалению, мы никогда не узнаем, как сама Джейн могла бы назвать его.
В то время как она издавала свои работы анонимно на протяжении всей жизни, Генри всегда стремился позволить каждому знать о талантах своей любимой сестры. В публикации этого последнего двух из ее романов, Генри желал, чтобы мир знал о принадлежности романа автору «Гордости и предубеждения», «Чувства и чувствительности», «Мэнсфилд-парка» и «Эммы». Поэтому он написал предисловие к романам: о ее авторстве, о ее жизни, а также о ее ранней смерти. "Биографическое Уведомление об Авторе" является трогательным памятником любви брата к сестре и демонстрирует уважение и привязанность к ней.
О чем книга: Энн – средняя и самая скромная из трех дочерей сэра Уолтера Эллиота. Старшая сестра – избалованная красавица Элизабет верховодит в их доме, младшая сестра Мэри живет неподалеку и тоже изредка распоряжается сестрицей Энн. Однако за добрым характером Энн скрывается не слабохарактерность, а по-настоящему сильная воля, острый ум, сознание долга. Именно из-за доводов рассудка она с болью в душе отказывается выйти замуж за бедного лейтенанта Уэнтуорта. Может, она изредка об этом сожалеет, но сейчас над славным родовым гнездом Эллиотов нависла новая угроза – непомерные долги. А, значит, Энн считает себя обязанной помочь отцу в разрешении этой проблемы. Первоначально черновик этого романа был озаглавлен «Гордость Эллиотов», что ж, ее в романе хватает, может, именно она, баронетская гордость, мешает сэру Уолтеру меньше тратиться, мисс Эллиот смотреть на достойных женихов, мисс Энн – поступать иногда согласно своему мнению о счастье, а миссис Чарльз Мазгроув (младшей сестре) ладить со своей свекровью. Тонкая книга с типичной для «зрелой» Остен долей иронии.
3. Emma - "Эмма"":
Джейн Остен начала писать роман «Эмма» в январе 1814 и закончила его годом позже (даже чуть позже),
в марте 1815. Ко времени завершения книги, Остен было тридцать девять лет. «Эмма» была «издана в конце 1815г.: 2000 напечатанных копий. 563 - больше, чем четверть из них, были все еще не распроданы в течение четырех лет. Она заработала меньше сорока фунтов за книги в течение своей жизни. Остен умерла через полтора года после публикации.
«Эмма» был четвертый изданный остеновский роман, и ),
последний перед смертью. И «Доводы рассудка» и «Нортенгерское Аббатство» были изданы посмертно. Хотя она издала анонимно, ее предыдущие работы были замечены критиками и любителями литературы. Один из ее поклонников был H.R.H. принц-регент. Через библиотекаря принца, Остен было предложено посвятить одну из ее работ принцу, - она подчинялась королевской просьбе в посвящении «Эммы» - хотя ее нежелание подчиняться столь явному намеку было очевидно в формулировке посвящения.
Немного о содержании романа: Эмма – красавица, умница, дочь состоятельного помещика, ну что еще можно пожелать в жизни? Наверно, именно со скуки она так любит маленькие происшествия, которые изредка происходят в окрестностях. Ее окружает небольшое, но весьма достойное общество. Больше всего Эмма любит помогать людям в поисках подходящих спутников жизни. Но почему-то все ее протеже действуют совсем не по ее планам… Даже она сама!
Гордость и предубеждение
«Запомните, если горести наши проистекают из Гордости и Предубеждения, то и избавлением от них мы бываем обязаны также Гордости и Предубеждению, ибо так чудесно уравновешены добро и зло в мире».
Слова эти и в самом деле вполне раскрывают замысел романа Джейн Остин.
Провинциальное семейство, что называется, «средней руки»: отец семейства, мистер Беннет, — вполне благородных кровей, флегматичен, склонен к стоически-обреченному восприятию и окружающей жизни, и самого себя; с особой иронией относится он к собственной супруге: миссис Беннет и в самом деле не может похвастаться ни происхождением, ни умом, ни воспитанием. Она откровенно глупа, вопиюще бестактна, крайне ограниченна и, соответственно, весьма высокого мнения о собственной персоне. У супругов Беннет пятеро дочерей: старшие, Джейн и Элизабет, станут центральными героинями романа.
Действие происходит в типичной английской провинции. В маленький городок Меритон, что в графстве Хартфордшир, приходит сенсационное известие: одно из богатейших поместий в округе Незерфилд-парк более не будет пустовать: его арендовал богатый молодой человек, «столичная штучка» и аристократ мистер Бингли. Ко всем вышеизложенным его достоинствам прибавлялось еще одно, наиболее существенное, поистине бесценное: мистер Бингли был холост. И умы окрестных маменек были помрачены и смущены от этого известия надолго; ум (точнее, инстинкт!) миссис Беннет в особенности. Шутка сказать — пятеро дочерей! Однако мистер Бингли приезжает не один, его сопровождают сестры, а также неразлучный друг мистер Дарси. Бингли простодушен, доверчив, наивен, раскрыт для общения, лишен какого-либо снобизма и готов любить всех и каждого. Дарси — полная ему противоположность: горд, высокомерен, замкнут, преисполнен сознания собственной исключительности, принадлежности к избранному кругу.
Отношения, складывающиеся между Бингли — Джейн и Дарси — Элизабет вполне соответствуют их характерам. У первых они пронизаны ясностью и непосредственностью, оба и простодушны, и доверчивы (что поначалу станет почвой, на которой возникнет взаимное чувство, потом причиной их разлуки, потом вновь сведет их вместе). У Элизабет и Дарси все окажется совсем иначе: притяжение-отталкивание, взаимная симпатия и столь же очевидная взаимная неприязнь; одним словом, те самые «гордость и предубеждение» (обоих!), что принесут им массу страданий и душевных мук, через которые они будут мучительно, при этом никогда «не отступаясь от лица» (то есть от себя), пробиваться друг к Другу. Их первая встреча сразу же обозначит взаимный интерес, точнее, взаимное любопытство. Оба в равной степени незаурядны: как Элизабет резко отличается от местных барышень — остротой ума, независимостью суждений и оценок, так и Дарси — воспитанием, манерами, сдержанным высокомерием выделяется среди толпы офицеров расквартированного в Меритоне полка, тех самых, что своими мундирами и эполетами свели с ума младших мисс Беннет, Лидию и Китти. Однако поначалу именно высокомерие Дарси, его подчеркнутый снобизм, когда всем своим поведением, в котором холодная учтивость для чуткого уха может не без оснований прозвучать чуть ли не оскорбительной, — именно эти его свойства вызывают у Элизабет и неприязнь, и даже возмущение. Ибо если присущая обоим гордость их сразу (внутренне) сближает, то предубеждения Дарси, его сословная спесь способны лишь оттолкнуть Элизабет. Их диалоги — при редких и случайных встречах на балах и в гостиных — это всегда словесная дуэль. Дуэль равных противников — неизменно учтивая, никогда не выходящая за рамки приличий и светских условностей.
Сестры мистера Бингли, быстро разглядев возникшее между их братом и Джейн Беннет взаимное чувство, делают все, чтобы отдалить их друг от друга. Когда же опасность начинает казаться им совсем уж неотвратимой, они просто-напросто «увозят» его в Лондон. Впоследствии мы узнаем, что весьма существенную роль в этом неожиданном бегстве сыграл Дарси.
Как и положено в «классическом» романе, основная сюжетная линия обрастает многочисленными ответвлениями. Так, в какой-то момент в доме мистера Беннета возникает его кузен мистер Коллинз, который, согласно английским законам о майорате, после кончины мистера Беннета, не имеющего наследников мужского пола, должен войти во владение их поместьем Лонгборн, вследствие чего миссис Беннет с дочерьми могут оказаться без крыши над головой. Письмо, полученное от Коллинза, а затем и его собственное появление свидетельствуют о том, сколь ограничен, глуп и самоуверен этот господин — именно вследствие этих достоинств, а также еще одного, весьма немаловажного: умения льстить и угождать, — сумевший получить приход в имении знатной дамы леди де Бёр, Позже выяснится, что она является родной тетушкой Дарси — только в её высокомерии, в отличие от племянника, не окажется ни проблеска живого человеческого чувства, ни малейшей способности на душевный порыв. Мистер Коллинз приезжает в Лонгборн не случайно: решив, как того требует его сан (и леди де Бёр тоже), вступить в законный брак, он остановил свой выбор на семействе кузена Беннета, уверенный, что не встретит отказа: ведь его женитьба на одной из мисс Беннет автоматически сделает счастливую избранницу законной хозяйкой Лонгборна. Выбор его падает, разумеется, на Элизабет. Ее отказ повергает его в глубочайшее изумление: ведь, не говоря уже о своих личных достоинствах, этим браком он собирался облагодетельствовать всю семью. Впрочем, мистер Коллинз утешился очень скоро: ближайшая подруга Элизабет, Шарлотта Лукас, оказывается во всех отношениях более практичной и, рассудив все преимущества этого брака, дает мистеру Коллинзу свое согласие. Между тем в Меритоне возникает еще один человек, молодой офицер расквартированного в городе полка Уикхем. Появившись на одном из балов, он производит на Элизабет достаточно сильное впечатление: обаятельный, предупредительный, при этом неглупый, умеющий понравиться даже такой незаурядной молодой даме, как мисс Беннет. Особым доверием Элизабет проникается к нему после того, как понимает, что тот знаком с Дарси — высокомерным, невыносимым Дарси! — и не просто знаком, но, по рассказам самого Уикхема, является жертвой его бесчестности. Ореол мученика, пострадавшего по вине человека, вызывающего у нее такую неприязнь, делает Уикхема в её глазах еще более привлекательным.
Через некоторое время после внезапного отъезда мистера Бингли с сестрами и Дарси старшие мисс Беннет сами попадают в Лондон — погостить в доме своего дядюшки мистера Гардинера и его жены, дамы, к которой обе племянницы испытывают искреннюю душевную привязанность. А из Лондона Элизабет, уже без сестры, отправляется к своей подруге Шарлотте, той самой, что стала женой мистера Коллинза. В доме леди де Бёр Элизабет вновь сталкивается с Дарси. Их разговоры за столом, на людях, вновь напоминают словесную дуэль — и вновь Элизабет оказывается достойной соперницей. А если учесть, что действие происходит все же на рубеже XVIII — XIX вв., то подобные дерзости из уст молодой особы — с одной стороны леди, с другой — бесприданницы могут показаться настоящим вольнодумством: «Вы хотели меня смутить, мистер Дарси… но я вас нисколько не боюсь… Упрямство не позволяет мне проявлять малодушие, когда того хотят окружающие. При попытке меня устрашить я становлюсь еще более дерзкой». Но в один прекрасный день, когда Элизабет в одиночестве сидит в гостиной, на пороге неожиданно возникает Дарси; «Вся моя борьба была тщетной! Ничего не выходит. Я не в силах справиться со своим чувством. Знайте же, что я вами бесконечно очарован и что я вас люблю!» Но Элизабет отвергает его любовь с той же решительностью, с какой некогда отвергла притязания мистера Коллинза. На просьбу Дарси объяснить и её отказ, и неприязнь к нему, столь ею нескрываемую, Элизабет говорит о разрушенном из-за него счастьи Джейн, об оскорбленном им Уикхеме. Вновь — дуэль, вновь — коса на камень. Ибо, даже делая предложение, Дарси не может (и не хочет!) скрыть, что, делая его, он все равно всегда помнит, что, вступив в брак с Элизабет, он тем самым неизбежно «вступит в родство с теми, кто находится столь ниже его на общественной лестнице». И именно эти слова (хотя Элизабет не менее его понимает, сколь ограниченна её мать, сколь невежественны младшие сестры, и много более, нежели он, от этого страдает) ранят её нестерпимо больно. В сцене их объяснения схлестываются равные темпераменты, равные «гордость и предубеждения». На следующий день Дарси вручает Элизабет объемистое письмо — письмо, в котором он объясняет ей свое поведение в отношении Бингли (желанием спасти друга от того самого мезальянса, на который он готов сейчас сам!), — объясняет, не ища себе оправданий, не скрывая своей активной роли в этом деле; но второе — это подробности «дела Уикхема», которые представляют обоих его участников (Дарси и Уикхема) в совершенно ином свете. В рассказе Дарси именно Уикхем оказывается и обманщиком, и низким, распущенным, непорядочным человеком. Письмо Дарси ошеломляет Элизабет — не только раскрывшейся в нем истиной, но, в не меньшей степени, и осознанием ею собственной слепоты, испытанным стыдом за то невольное оскорбление, которое нанесла она Дарси: «Как позорно я поступила!.. Я, так гордившаяся своей проницательностью и так полагавшаяся на собственный здравый смысл!» С этими мыслями Элизабет возвращается домой, в Лонгборн. А оттуда, вместе с тетушкой Гардинер и её супругом, отправляется в небольшое путешествие по Дербиширу. Среди лежащих на их пути достопримечательностей оказывается и Пемберли; красивейшее старинное поместье, владельцем которого является… Дарси. И хотя Элизабет доподлинно известно, что в эти дни дом должен быть пуст, именно в тот момент, когда домоправительница Дарси с гордостью показывает им внутреннее убранство, Дарси вновь возникает на пороге. На протяжении нескольких дней, что они постоянно встречаются — то в Пемберли, то в доме, где остановилась Элизабет и её спутники, — он неизменно изумляет всех своей предупредительностью, и приветливостью, и простотой в обращении. Неужели это тот самый гордец Дарси? Однако и отношение самой Элизабет к нему также изменилось, и там, где ранее она была готова видеть одни недостатки, теперь она вполне склонна находить множество достоинств. Но тут происходит событие: из полученного от Джейн письма Элизабет узнает, что их младшая сестра, непутевая и легкомысленная Лидия, сбежала с молодым офицером — не кем иным, как Уикхемом. Такой — в слезах, в растерянности, в отчаянии — застает её Дарси в доме, одну. Не помня себя от горя, Элизабет рассказывает об обрушившемся на их семью несчастьи (бесчестье — хуже смерти!), и только потом, когда, сухо откланявшись, он неожиданно резко уходит, она осознает, что произошло. Не с Лидией — с нею самой. Ведь теперь она никогда не сможет стать женой Дарси — она, чья родная сестра навсегда опозорила себя, наложив тем самым несмываемое клеймо на всю семью. В особенности — на своих незамужних сестер. Она спешно возвращается домой, где находит всех в отчаянии и смятении. Дядюшка Гардинер спешно выезжает на поиски беглецов в Лондон, где неожиданно быстро их находит. Затем еще более неожиданно уговаривает Уикхема обвенчаться с Лидией. И лишь позже, из случайного разговора, Элизабет узнает, что это именно Дарси отыскал Уикхема, именно он принудил его (с помощью немалой суммы денег) к браку с соблазненной им девицей. После этого открытия действие стремительно приближается к счастливой развязке. Бингли с сестрами и Дарси вновь приезжает в Незерфилд-парк. Бингли делает предложение Джейн. Между Дарси и Элизабет происходит еще одно объяснение, на этот раз последнее. Став женой Дарси, наша героиня становится и полноправной хозяйкой Пемберли — того самого, где они впервые поняли Друг друга. А юная сестра Дарси Джорджиана, с которой у Элизабет «установилась та близость, на которую рассчитывал Дарси <…> на её опыте поняла, что женщина может позволить себе обращаться с мужем так, как не может обращаться с братом младшая сестра».
Ее книги - необыкновенны
Творчеством Джейн Остин восхищались Вальтер Скоп, Р. Шеридан, Б. Дизра-эли, Т. Маколей, Д. Рескин, Вирджиния Вульф... По мнению критиков, ее романы "составили славу английской литературы".
Жизнь Д. Остин была сравнительно короткой и небогатой событиями. Родилась в графстве Хэмпшир в семье священника; у нее было шесть братьев и сестра, которых она очень любила. Почти все время прожила в тихой английской провинции. Писать романы в ее среде было не принято, поэтому при жизни ее имя ни разу не появилось в печати. Первый роман вышел с пометкой "сочинение дамы", последующие - "сочинение автора... такого-то романа" (назывались предыдущие). Родные сочувственно относились к ее творчеству и взяли на себя публикацию произведений и отношения с издателями.
Писать Д. Остин начала рано. Ее знаменитый роман "Гордость и предубеждение" был начат, когда ей исполнился 21 год. Издатели отвергли рукопись, и она пролежала в ее столе более 15 лет. Свое "любимое детище" Д. Остин смогла опубликовать только в 1813, после выхода в свет ее второго романа "Разум и чувство" (1811). Затем появились книги "Мэнсфилд парк" (1814), "Эмма" (1816), а в 1818, уже после смерти писательницы - "Нортенгер-ское аббатство" и "Убеждение". Признание пришло к Д. Остин только в XX в. Ее книги постоянно переиздаются.
"Гордость и предубеждение" признаны лучшим любовным романом Британии
Согласно опросу современных авторов, которые пишут любовные романы, книга Джейн Остин "Гордость и предубеждение" является лучшим романом данного жанра всех времен и народов, опередив "Джен Эйр". В опросе приняли участие более 700 авторов из Ассоциации романтических романистов Великобритании. Об этом сообщает ВВС.
Книга Остин заняла первое место в списке. За ней следуют "Джен Эйр" Шарлотты Бронте, "Унесенные ветром" Маргарет Митчелл, "Ребекка" Дафны дю Морье и "Грозовой перевал" Эмили Бронте.
Дженни Хаддон, современная писательница, так пояснила результаты опроса: "Изо всего многообразия любовных романов именно эти книги прошли проверку временем. В основе любой истории любви лежит то, что, влюбляясь, люди принимают решение, идут на риск и что это им стоит. То как эти истории были рассказаны в книгах Остин и Бронте показывает, что их романы не потеряли своей актуальности и сегодня".
Также в списке есть еще один роман Остин ("Доводы рассудка") и один роман дю Морье ("Бухта пирата").
Осмелившаяся взяться за перо
«Это женская книга!» – слышу нелестный отзыв. Да, почему-то у мужчин принято демонстративно зевать, читая романы Джейн Остин. Хотя, например, Вальтер Скотт, далеко не худший представитель «сильного пола», придерживался другого мнения. Этот известный писатель сравнивал ее работы с миниатюрами на слоновой кости. «Снова, вот уже по крайней мере в третий раз, перечитал превосходно написанный роман мисс Остин «Гордость и предубеждение». Эта молодая дама обладает талантом воспроизводить события, чувства и характеры обыденной жизни, талантом самым замечательным из всех, которые мне приходилось встречать. О глубокомысленных и высоких материях я пишу с такой же легкостью, как и любой другой в наше время, но мне не дан тот поразительный дар, который, благодаря верности чувства и описания, делает увлекательными самые заурядные и обычные события и характеры. Какая жалость, что такое талантливое существо умерло так рано!»
Так, может, дело просто в нашей неосведомленности? Ведь даже в моем любимом книжном не нашлось ни одного томика писательницы, давно занявшей место в мировой классике. И только после моего заказа он сиротливо пристроился между залежами детективов Марининой и любовных романов Даниэлы Стил.
Другой штамп: «Эта классика не увлекательна!» Да, Незнанский или Нортон, конечно, динамичнее. Но я так устала бежать и суетиться! А благодаря «милой Джейн» я переключилась на другую волну, на другое восприятие моей жизни и моих проблем.
Хотя, что касается увлекательности… Честно говоря, я основательно «подсела» на эту «скучную классику». Я экономила время на всем, чтобы поскорей добраться до последних страниц, а в перерывах училась смотреть на мир глазами писательницы. Удивительно, но книга, которой почти двести лет, помогала мне лучше понимать себя и окружающих, грамотно выходить из сложных ситуаций. Для этого у Остин я нашла совсем немного советов: разобраться в себе, не ставить на первое место свои корыстные интересы, хранить здравый смысл, а главное (и за это я ее особенно люблю!) — чувство юмора, чтобы посмеяться не только над другими, но и над собой.
Родное гнездо
Дочь XVIII века, Джейн Остин родилась 16 декабря 1775 года в старинной, но небогатой кентской семье. Невзирая на скромные средства, родителям все же удалось дать детям отличное образование. Из шестерых братьев один стал ученым и издателем журнала, другой принял сан священника, еще двое дослужились до адмиральского чина на флоте; пятый вел жизнь помещика. Шестой же брат, похоже, сильно болел, именно для него, по предположению биографов, Джейн изучила азбуку немых.
Общение с братьями и переписка с их семьями сыграли важную роль в жизни и творчестве писательницы. Но самым близким другом на протяжении всей жизни была ее старшая сестра. Обе они так и не вышли замуж, по несчастному совпадению еще в молодости похоронив своих любимых. Джейн впоследствии отвергла несколько предложений и провела почти всю жизнь в провинциальном Хэмпшире, оставшись после смерти отца с матерью и сестрой. Именно такая обыденная жизнь обыденных людей, мелочи провинциального существования станут неизменной средой применения ее таланта. Однако благодаря тонкому уму и блестящей иронии писательнице удалось достигнуть в этой сфере большой глубины.
Несгибаемая скромница
Джейн Остин обладала качеством, которое не часто встречается у романистов: она знала свои возможности и их пределы. Пятнадцатилетней девочкой, сочиняя в уголке классной комнаты свой первый неоконченный роман, она уже твердо очертила школьным мелком тот круг тем, характеров и отношений, которые признает своими; тот круг, который не переступит и в годы зрелого творчества.
От первых незавершенных опытов она с удивительной быстротой пришла к созданию зрелых произведений. При жизни писательницы были изданы четыре ее романа: «Разум и чувства», «Гордость и предубеждение», «Мэнсфилд-парк» и «Эмма». В 1818 году посмертным изданием вышли «Нортонгерское аббатство» и «Убеждение».
Работу над романом «Гордость и предубеждение», который многие считают лучшим из ею написанного, Джейн Остин начала, когда ей едва исполнился 21 год. Издатели отвергли рукопись, и она пролежала под спудом более пятнадцати лет. Перед публикацией Джейн подвергла ее тщательной переработке и достигла необычайного сочетания юмора, непосредственности, эпиграммной меткости, зрелости мысли и мастерства. Ее тончайшая, всепроникающая ирония едва уловима, ее остро чувствуешь, но она не поддается анализу. Чего стоит только сцена, когда Элизабет пытается утешить отца, обвиняющего себя в позоре младшей дочери, бежавшей с офицером, а тот отвечает: «Нет, Лиззи, дай мне хоть раз в жизни почувствовать всю глубину своей вины! Не бойся, это меня не сломит. Все это быстро выветривается у меня из головы».
Надо сказать, в кругу, к которому принадлежала Джейн, сочинительство считалось не слишком серьезным делом, а незамужней девице из хорошей семьи заниматься этим и вовсе не полагалось. Но родные, любя ее и почитая ее талант, поднялись над этим предрассудком. И все же Джейн скрывала от знакомых свои занятия литературой. Писать она приловчилась на небольших листах почтовой бумаги, которые было легко спрятать, если кто-нибудь неожиданно войдет. Имя Джейн Остин при жизни ни разу не появилось в печати. Ее первый роман вышел с подписью «Сочинение дамы», а остальные — «Сочинение автора …» (назывался предыдущий роман).
Однако эта застенчивость не мешала Джейн говорить правду. С беспощадной иронией изображала она общество, мысли и чувства которого полностью подчинены материальным и сословным интересам. Более того, она стойко давала отпор, когда на нее пытались оказать давление власть имущие.
Преподобный Дж.С. Кларк, личный секретарь принца-регента, а впоследствии короля Георга IV, не раз посылал Джейн Остин письма, в которых ей предлагалось отказаться от пагубной страсти к сатирическому изображению. Почему бы вместо очередной карикатуры не создать образ, к примеру, просвещенного и благочестивого священника, человека, полного искреннего участия и братской любви? Ответы Джейн учтивы, но недвусмысленны: «В моих силах показать комические характеры, но показать хороших, добрых, просвещенных людей выше моих сил. Речь такого человека должна была бы временами касаться науки и философии, о которых я не знаю решительно ничего… Каково бы ни было мое тщеславие, могу похвастаться, что я являюсь самой необразованной и непросвещенной женщиной из тех, кто когда-либо осмеливался взяться за перо». Разумеется, ссылка на «необразованность» была лишь вежливой отговоркой, и все об этом знали…
Джейн Остин практически не касается вопросов религиозных, но это вполне понятно: ведь она жила в обществе, где вера была чем-то само собой разумеющимся. Ни одному приличному человеку не пришло бы в голову пропустить воскресное богослужение или уклониться от участия в благотворительности. И, кстати, блестящему мистеру Дарси репутация гордеца совсем не мешает быть главой местной христианской общины.
Между прочим, примерно к такому же обществу обращался и Христос. И именно людей строго религиозных Он призывал к покаянию, именно им Он советовал не придавать столько значения деньгам и почестям, оставить суету и тщеславие, и даже… отложить на время религиозные обязанности, чтобы восстановить отношения с братом. Вот примерно этим и занимаются персонажи Джейн Остин. Чувствуешь, как к концу очередного произведения ее герои меняются — становятся мудрее, милосерднее, терпимее. Писательнице не только удалось создать «смешанные» характеры, но и показать, какие изменения происходят в «пропорциях смеси» — как бутон превращается в цветок.
При этом образы, созданные Джейн Остин, как проявитель действуют на наши скрытые мотивы, помогают нам понять себя и дают толчок для изменений…
Так что пойду читать дальше, пока «это все не выветрилось у меня из головы».
Р.С. Кстати, недавно на «Оскар» номинировался фильм «Гордость и предубеждение». Знаю, он разочаровал многих, даже тех, кто не был знаком с творчеством Джейн Остин. Скажу от себя, эта попытка осовременить классику не удалась. Можете упрекнуть меня в снобизме, но Баха в роковой обработке я не воспринимаю. Многие романы Остин экранизированы британскими телекомпаниями, которые смогли с английской остротой и точностью передать самобытность произведений, не потеряв тот самый «Остиновский» стиль.
Иммануил Маршак
От переводчика на русский язык романа
Джейн Остин "Гордость и предубеждение"
В 1946 году было напечатано изложение беседы с английским писателем Сомерсетом Моэмом. Его попросили назвать десять романов, которые он считает лучшими в мировой литературе. Моэм назвал два русских романа («Война и мир» и «Братья Карамазовы»), три французских («Красное и белое», «Отец Горио» и «Мадам Бовари») и пять романов, написанных на английском языке. Из этих пяти хорошо известны русским читателям были только два: «История Тома Джонса, найденыша» и «Дэвид Копперфилд». Два других - «Моби Дик» Генри Мелвилла и «Грозовой перевал» Эмили Бронте были изданы на русском языке и нашли у нас широкое признание в пятидесятых годах. И только десятый,- роман умершей 150 лет тому назад английской писательницы Джейн Остин «Гордость и предубеждение» - до сих пор никогда не издавался в нашей стране.
Разумеется, перечень Моэма - условный и субъективный. Он не содержит некоторых прекрасных (может быть, не менее значительных) произведений названных и не названных в нем писателей. Например, в нем отсутствует «Герой нашего времени»,- вероятно, лучшее произведение этого жанра во всей мировой литературе. Но и того обстоятельства, что известный английский литератор поставил роман Остин в ряд с любимыми у нас девятью другими романами, достаточно, чтобы привлечь внимание к «Гордости и предубеждению».
В Предисловии к «Журналу Печорина» Лермонтов пишет: «История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно когда она - следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она написана без тщеславного желания возбудить участие или удивление».
Романы Джейн Остин, такие сдержанные, ограниченные такими узкими сюжетными рамками, представляют собой истории человеческих душ, написанные с той зрелостью и наблюдательностью и в том этическом ключе, о которых говорил Лермонтов. И в этих романах несомненно есть что-то общее с «Героем нашего времени» - в камерности обрисованной автором общей сцены, в лаконизме и точности зарисовок, в сарказме и эпиграмматичности отдельных характеристик, в глубоком понимании свойств человеческой души, которое приводит иногда к почти лермонтовской разочарованности в людях, правда, прорывающейся сквозь задорно-оптимистический тон всей вещи, в лиричности повествования в целом. Даже названиями своих первых романов - «Разум и чувство», «Гордость и предубеждение», - Остин предупреждает, что в них речь пойдет прежде всего о душевном мире героев,- о том же, о чем по сути дела предупреждает Лермонтов своим названием «Герой нашего времени». Романы написаны удивительным языком, который дал некоторым англичанам повод говорить в наши дни, что у них был «только один по-настоящему большой мастер прозы - Джейн Остин». И это тоже сближает ее книги с прозой Лермонтова.
Закрывая в первый раз «Гордость и предубеждение», я почувствовал, что не могу так просто расстаться с автором этой книги, и решил попытаться сделать так, чтобы Остин заговорила по-русски. Первые переведенные главы я показал отцу, Самуилу Яковлевичу Маршаку, переводчику, редактору и воспитателю литературной молодежи. Редактируя эти главы, он помог мне «поставить правильно голос» и поверить в собственные силы. Смерть помешала отцу поработать над переводом после его окончания - рукопись пришлось отделывать без него, пользуясь его заветами и замечаниями тех, кто принимал участие в подготовке этой книги. Буду рад, если книга позволит русским читателям хоть в какой то мере воздать должное Джейн Остин - этому чудесному художнику, к которому с полным правом можно было бы отнести слова Лермонтова о другом английском писателе, весьма высоко ценившем творчество Остин: «Неужели шотландскому барду на том свете не платят за каждую минуту, которую дарит эта книга».


Другие работы по теме: